Буду помнить (Россия, 2010) Режиссёр В. Воробьёв

Длительность 94 минуты

Буду1Добротная работа, показывающая через призму еврейской темы всю бесчеловечность фашистского нашествия. Действие, в которое водит закадровый голос развёртывается в одном из городков Ставрополья, захваченном гитлеровцами летом 1942-го. Главный персонаж – тринадцатилетний чернявый Вадька Чевелёв (Роман Гольчук) сын гречанки, бежавшей когда-то с родителями из Турции и русского. Его отец Дмитрий, отсидев по ложному обвинению несколько лет в тюрьме, вернулся домой только в начале войны и в армию не попал. После тревожных дней отступления Красной армии и бегства местного начальства началась оккупация со всеми прелестями «нового порядка». Двор, где живёт Владька с семьёй, многонационален: русские, евреи и др. Почти сразу же раздаются предложения выдать нежелательных лиц: «Вы забыли, что семьи коммунистов и евреев немцы расстреливают и тех, кто укрывает тоже». На это раздаётся ответ бабушки главного героя Веры Христофоровны, старой гречанки, помнящей турецкие погромы и пользующейся непререкаемым авторитетом жителей, как старшей по дому: «Для немцев среди нас ни евреев, ни коммунистов нет! Только беженцы».

Её усилиями во дворе налажено оповещение изгоев о ночных облавах, что позволяет им постоянно укрываться от гитлеровцев. На вопрос эсэсовца старая женщина мужественно отвечает: «я знаю, все евреи должны регистрироваться, но у нас нет евреев». Недаром один из спасаемых иудеев называет её святой женщиной. Давая нравственный пример остальным, семья Чевелёвых прячет у себя маленького Милю Авербаха (Денис Парамонов). Но самая большая тайна семьи – подпольная деятельность отца Владьки – Дмитрия стоявшего во главе отряда выводящего преследуемые семьи в горы.Буду2Однако, стержнем сюжета стало взросление самого Владьки, на глазах превратившегося из хулиганистого эгоистичного подростка в личность. Особенно это видно в изменении его отношений с Милей, которого он поначалу встретил в штыки. Причины такого преображения в испытаниях, выпавших на долю подростка. Уже первое столкновение чернявого Вадьки с немецким офицером чуть не закончилось для него смертью. «Юде» – поигрывая пистолетом, спросил фашист. Спасибо приятелю, истошно прокричавшему «Он грек, грек» и убийство не состоялось.Буду3Две сцены снятые с высоким трагическим накалом определяют весь эмоциональный строй фильма. Первая – массовое уничтожение еврейского населения городка. Дух расправы витал в воздухе уже после объявления: «Всем евреям собираться с вещами на площади для отправки в Палестину». Умудрённая жизнью Вера Христофоровна сразу же заявила: «Ни один еврей с нашего двора на эту площадь не пойдёт». Но таких прозорливцев, как она оказалось немного. Потянулись к месту казни ещё ничего не подозревающие люди. Их снимает на плёнку не то офицер, не то хроникёр. В колонну обречённых попал и Вадька, взявшийся поднести вещи местного светила – пианистки Полины Каминской. Вот и его швырнули к обречённым. Он увидел, как раздевают стариков, женщин и детей с жёлтыми звёздами, как их гонят ко рву и расстреливают… Близится и его смертный час. «Я не еврей, не еврей!» – отчаянно кричит подросток, сжавшись под прицелом немецкого автомата. Его спасает чудо в лице знакомого полицая. Любопытно, что этим фрагментом фильм открывается, потом он повторяется в том месте, где ему положено быть по развитию сюжета, а его отзвуки периодически возникают в сознании главного героя, тем самым сообщая фрагменту значение центрального события важного для понимания смысла фильма в целом. Ещё одна сцена, сделанная столь же ярко и оставляющая тягостное впечатление – продажа полицаями на рынке вещей казнённых евреев. Гитлеровские холуи отдавали одежду по дешёвке (досталась ведь даром) и толпа, увидев возможность прибарахлиться, бросилась за «товаром» в давку. Кому-то трагедия, а другим – выгода.Буду4Всё это и многое другое показанное на экране складывается в цепь воспоминаний пожилого человека, писателя, не могущего освободиться от воспоминаний детства, но осмыслившего их с высоты жизненного опыта. Его главный вывод: «нравственный долг – путь спасения души». Возможно сказались произнесённые когда-то слова Веры Христофоровны «будем вместе – останемся людьми». Не до всех доходит эта истина. Местная шпана видит в чужой беде средство для наживы: «Сейчас пойдём с евреев дань собирать. Хотят жить – пусть платят». Но много и таких как отец Владьки и его друзья готовых пожертвовать жизнью для спасения обречённых…  Не все в сценарии и фильме равноценно, но атмосфера войны передана в нём убедительно и призыв к сохранению исторической памяти («буду помнить»), без сомнения актуален. Немногочисленные оценки зрителей высоки и просматривается сожаление, что лента оказалась обойдённой вниманием. Для любителей хорошего кино.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>