Столыпин… Невыученные уроки (минисериал Россия, 2006) Режиссёр Ю. Кузин.

Длительность 630 минут (12 х 45)
Столыпин1За многозначительным названием скрывается экранизация любопытного сценария нашего соплеменника Эдуарда Володарского (1941 — 2012). Его основная цель предложить свой вариант ответа на актуальный вопрос: почему в России прогрессивные реформы терпят крах. Поставленная проблема раскрыта на материале эпохи начала 20 века, когда монархия Романовых переживала кризис, но среди слуг престола нашелся человек с масштабным мышлением — саратовский губернатор Пётр Аркадьевич Столыпин (1862 – 1911). Он чётко сформулировал систему преобразований в экономике и обществе, способных за исторически короткий срок преобразить страну («Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии»). Не стеснялся в средствах, мог использовать против врагов режима жестокие меры, вплоть до смертной казни. Его усилия быстро стали давать результаты, но натолкнулись на сопротивление не только низов, но и верхов. Именно в среде привилегированного класса полностью лишённой моральных принципов и ориентированной на личную выгоду, сложился заговор против реформатора. В качестве исполнителей преступного замысла использовали революционеров-террористов, А, чтобы ещё более усилить ненависть общественного мнения законопослушных граждан в качестве исполнителя «подставили» крещённого еврея Дмитрия Богрова.

Авторы решили смоделировать ситуацию с разных сторон, в том числе показать нам некий обобщённый образ «смутьянов». Что же у них вышло. Начнём с морального облика революционеров. Перед нами один за одним проходят отщепенцы-маргиналы, чьи неудовлетворённые амбиции и личная неустроенность толкает их к вооружённой борьбе против существовавшего строя. Их главари – публика, не брезгующая радостями жизни: деньгами, выпивкой и женщинами. Моральная нечистоплотность в изображении« борцов за народное дело» стала уже нормой — пример тому сериал «Секретная служба Его Величества» (см аннотацию). Основная задача «вождей» — вербовка исполнителей, с которыми у них периодически возникают конфликты, ибо «молодёжь» не прочь оттеснить «стариков» на второй план. Среди лидеров особое и достаточно мрачное место занимает Борис Савинков (Алексей Девотченко), подбирающий моральных уродов, и доводящий работу ими до логического завершения. Такова история его взаимоотношений с террористом Иваном Каляевым (Андрей Аршинников), убившим московского генерал-губернатора Великого князя Сергея. Перед нами человек без внутреннего стержня, но даже он отказался бросить бомбу в карету сановника, когда в ней ехали дети. Правда довёл дело до конца, увидев жертву единственным пассажиром экипажа. Естественно, их противники в большинстве люди христианского смирения. Такова жена Вел кн Сергея, пришедшая в камеру к убийце мужа и подарившая ему евангелие.
Столыпин4Тот же вариант бунтарства прослеживается и через «еврейский след», ибо представителей с определённой «пятой графой» среди революционеров всех мастей было предостаточно. Тому причиной, без сомнения, угнетённое положение этноса царской России с её чертой оседлости и прочими прелестями тогдашней жизни. Но их личные качества… Вот на экране возникает провокатор и агент охранки Евно Азеф (Александр Строев). В одной из реплик этого персонажа прозвучала его точная самооценка – «я очень люблю играть». Так он и разыгрывал личную пьесу, балансируя между собратьями-эсерами и сыскной полицией, предавая одних и получая деньги от других. Достаточно подробно показана история его падения, уже многократно и с разных сторон освещённая кинематографом различных стран (см в каталоге «Агент-провокатор Азеф», «Азеф — царь ночи») Проходят перед зрителями такие разноплановые фигуры евреев, как отчаянный налётчик Лев Зильберберг (Артур Рябухин), повешенный за свои подвиги в Петропавловской крепости, или завербованный охранкой бомбист Соломон. На втором плане появляются то эсер Авксентий Гоц, то Лев Давыдович Троцкий — но это так, для исторического антуража. Особый же Столыпин5интерес вызывает образ Дмитрия (Мордко) Богрова застрелившего Столыпина. Уже с первой серии он показан авторами как «персоналист» (иначе можно сказать крайний эгоист), ставящий свою личность в центр мироздания («Всё в этом мире служит мне»). Выслушав его Азеф удовлетворённо восклицает «хороший материал» и испытав его на убийстве, допускает до «революционной деятельности».
Чрезвычайно чётко подано в пятой серии отношение Богрова (Роман Габриа) к своему происхождению и положению. Во время обеда в киевском доме родителей у него происходит открытый конфликт с отцом. Папа Гершко, выбившийся упорным трудом в присяжные поверенные, является сторонником мирного сосуществования различных национальностей в Российской империи. Революционную деятельность сына он не признает, ибо видит в ней предлог для властей поощрять погромы — а их он боится, ибо видел и знает их страшные Столыпин6последствия. В отличие от него, Дмитрий не просто не приспособлен к длительной систематической работе, но и не признаёт никакой созидательной деятельности. Уязвлённое национальное самолюбие порождает нежелание самореализовываться через унижения и компромиссы. Так объясняется его обвинение в адрес отца: «а сколько взяток ты дал в нечистые руки, пока выбился в присяжные поверенные». Более того, сценарист вложил в уста Богрова-младшего следующие многозначительные реплики «А разве у нашей семьи есть честь? Разве у человека, который пресмыкается перед богатыми русскими клиентами может быть честь?» и далее «О какой чести вы тут говорите, евреи. (брату) Между прочим, разве ты не знаешь, что я от рождения Мордко, а не Дмитрий. (с истерическим смехом) Я – Лжедмитрий. Мы не живём. Мы только пресмыкаемся перед этими русскими, как евреи перед фараоном». Казалось бы достаточно серьёзное объяснение, Но дело-то в том, что Дмитрий желает не справедливости для своего народа, а быстрого завоевания личной славы или определённого положения в обществе только для себя и для этого готов пойти на любое преступление. Такая система взглядов объясняет ту сложную игру, которую главный отрицательный персонаж вёл с окружением, находя для неё партнёров то среди эсеров, то в рядах охранки.Столыпин9Контрастом террористу стоит благородный положительный герой Пётр Столыпин (Пётр Клишин). Да, он разрушал общину и переселял потерявших землю крестьян на окраины огромной страны, но этим закладывались основы будущего экономического роста страны. Да, он вешал революционеров, но, в то же время, вёл переговоры с духовными лидерами различных меньшинств (в том числе с раввинами) с целью достижения стабильности. Но его далеко идущие планы и (что, может быть, ещё важнее) бескорыстная работа на благо империи встречали всё большее сопротивление среди окружения. В числе врагов оказались не только продажные чиновники, но и недобросовестные дельцы, масоны (?) и иные, авантюристы всех мастей, начиная со «старца» Григория Распутина. Самое печальное – реформатора предал царь Николай 2-й — суверен, который казалось больше всех должен был заинтересован в укреплении империи, а, стало быть, и монархии. Реформатор оказался не нужен и его одиночество всё более нарастало.  В такой ситуации сложился единый клубок заговорщиков против него, не распутанный и до наших дней. Ясно одно: именно в этот момент злодеям и понадобился мелкий еврейский честолюбец, коего сделали мелкой монетой в большой политической игре. Не последнюю роль в организации покушения сыграли представители спецслужб; без их поддержки убийца и близко бы не подошёл к Столыпину. Естественно, антисемитизм играл в их замыслах не последнюю роль, в их головах уже рисовался «праведный гнев» верноподданных против жидов. Недаром прозвучала с экрана фраза «евреи русских людей всенародно убивают, а мы молчим». Если верить сценарию, лишь преемник погибшего премьера Владимир Коковцев предотвратил погромы введя в Киев войсковые части.Столыпин3Несомненна некая претенциозность и даже двусмысленность названия ленты. Она усилена репликой вдовы Столыпина, сказанной Николаю 2-му – «не перевелись Сусанины на Руси». Что за этим: подвиг или трагический поход в безвыходную чащу леса. То знают лишь авторы фильма. В целом, позиция его создателей ясна: уроки отношения к своим великим реформаторам Россия так и не усвоила. Но при этом обвинения Володарского и Кузина в антисемитизме преувеличены. Изображая всех революционеров (в том числе и евреев) маргиналами они не оригинальны, а просто следуют сложившейся в постсоветском обществе традиции. А, если кто и виноват, что среди противников монархии было столько наших соплеменников, то винить в этом следует всё-таки царизм.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>