А это случилось в Виши (телефильм СССР, 1989) Режиссёр М. Козаков

Длительность 125 минут (55 + 110)
A-eto-sluchilos-v-vishiЭкранизация очень содержательной пьесы нашего соплеменника Артура Миллера «Случай в Виши» (1964). Её действие развёртывается в конце 1942 года, когда гитлеровские войска уже заняли южную часть Франции. Стали активно насаждаться порядки Третьего рейха. Развернулись массовые репрессии против еврейского населения и под этим соусом стали хватать всех иностранцев и подозрительных. «Пархатых» (так в тексте перевода) задерживала местная полиция, а на допросах присутствовали германские офицеры. Весь фильм мы видим подвал одного из участков, где сидит разношёрстная группа людей. различных профессий (монтёр, официант, актёр, врач) и взглядов. Сюда попал из-за своего австрийского акцента даже венский аристократ Берг — род которого насчитывает десять веков. Все в тревоге, информация о предполагаемой судьбе неопределённа — то ли их пошлют на принудительные работы то ли отправят поездом на Восток. Но нашего соплеменника Миллера созданная им на сцене ситуация интересует не столько как иллюстрация Холокоста, сколько как повод поразмышлять о сущности фашизма и любого тоталитаризма. Рупором авторских идей выступает Берг — не только князь, но и носитель высочайшей культуры.
Предоставляем зрителям самим разобраться в межличностных отношениях персонажей. Остановимся на заложенной в текст смысловой концепции Миллера. Выраженная через диалоги персонажей, она достаточно проста и выглядит следующим образом.%d0%b0%d1%8d%d1%82%d0%be%d1%81%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b8%d0%bb%d0%be%d1%81%d1%8c3 По мнению драматурга питательной средой тоталитарного режима является масса объединенная в низшие классы и социальные прослойки. Особенностью её мировоззрения является недостаточная индивидуализация сознания, сложившаяся в условиях нехватки образования и культуры. Отсюда, люди этого круга не имеют обоснованного мнения по многим вопросам, не могут самостоятельно найти выход из нищеты и иных политических проблем. Положением обделённых пользуются различные социальные демагоги, указывающие на виновников страданий (евреев, коммунистов, либералов) и предлагающие свой быстрый путь преодоления трудностей. Их программа излагается в доступно сформулированной идеологии и распространяется через активную пропаганду. Обработанные соответствующим образом люди становятся удобным оружием в руках различного типа вождей, направляющих толпу в нужном для себя, зачастую агрессивном для других стран и народов направлении. Антисемитизм и «окончательное решение еврейского вопроса» лишь одно из проявлений этой политики.%d0%b0%d1%8d%d1%82%d0%be%d1%81%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b8%d0%bb%d0%be%d1%81%d1%8c4Единственное противоядие, предлагаемое Миллером — опора на истинную культуру, формирующую личность. В такой ауре воспитывается умение мыслить и совершать самостоятельные, независящие от идеологических установок и стереотипов поступки. Не стадный инстинкт регулируемой свыше массы, а нравственность отдельного человека является истинным критерием этического уровня общества и предотвращает его сползание в тоталитаризм. Поэтому, хотя культура не является действенным средством против авторитарных политических режимов, она всё-же является существенным барьером на пути из развития. Поэтому диктаторы всех мастей ненавидят культуру, ибо прекрасно понимают исходящую от неё угрозу. Отсюда их стремление утвердить «хамство» понимаемое драматургом как разрыв духовной преемственности, а ещё лучше уничтожить носителей духовности. Именно с этой точки зрения и рассматривается драматургом Холокост (Берг: «Разве люди, уважающие искусство могут преследовать евреев, превращать Европу в тюрьму?»). Доказательством истинной свободы отдельной личности, преодоление ею страха стал и поступок австрийского аристократа, отдавшего свой пропуск на волю одному из обречённых, хотя печальные последствия такого шага не требуют пояснений… %d0%b0%d1%8d%d1%82%d0%be%d1%81%d0%bb%d1%83%d1%87%d0%b8%d0%bb%d0%be%d1%81%d1%8c2Точка зрения драматурга оказалась универсальной. Она била не только по фашизму, поэтому «Случай в Виши» не афишировался в СССР и не был допущен на советскую сцену. Единственная театральная версия сделанная Марленом Хуциевым во времена застоя была запрещена до премьеры, а Козаков получил возможность сделать экранизацию пьесы только в годы перестройки. Однако её киновоплощение произведения не принадлежит к числу удач режиссёра. Обилие диалогов привело к падению динамики, актёрские работы корректны, но не более. В качестве примеров назовём только Всеволода Сафонова (Берг) и самого Козакова (врач) Интереса зрителей и критиков фильм не вызвал. Он больше служит предлогом для обращения к великолепному первоисточнику.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>