Иерусалим (копродукция 5 стран, 1996) Режиссёр Б. Аугуст

Длительность 159 минут
%d0%b8%d0%b5%d1%80%d1%83%d1%81%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bc1Экранизация одноимённого романа Нобелевского лауреата Сельмы Легерлеф (1858 – 1940). В многозначной эпопее говорится о духовных исканиях простых шведов в условиях кризиса официальной протестантской церкви в конце 19-го века. Именно в это время стали распространяться проповеди учеников американского проповедника Гордона. Тот объявил современный мир царством Сатаны и призвал последователей найти счастье и душевный покой в трудах и молитве на Святой Земле. Охваченные религиозным чувством группа простых шведов решила отправиться в Палестину, для чего стала распродавать фермы, скот и имущество. Основная лирическая линия – любовь дочери учителя Гертруды к молодому крестьянину и лесорубу Ингмару Ингмарссону. На пути чувства молодых людей стояла клятва юноши выкупить родовую ферму Ингмарсгорд, перешедшую к хозяину постоялого двора Персону. Новый владелец сделал его приданым за свою дочь Барбро и молодой человек женился на дочери трактирщика, тем самым продавшись за ферму. Отвергнутая им возлюбленная примкнула к сектантам и вместе с ними отбыла пароходом в Яффо. Спустя несколько лет, после рождения больного ребенка, Барбро сочла себя жертвой родового проклятия. Для получения прощения свыше она сама отправила Ингмара в Иерусалим, мириться с Гертрудой.  
При этом подчеркнём сразу: переносить на экран хорошую прозу всегда непросто. Невозможно передать средствами кино, к примеру, такое описание Иерусалима (отрывок цитируется по русскому переводу 2009 года): “Когда он поворачивает за угол стены и входит в восточную часть, перед ним открывается совсем другое зрелище. Это священная часть города. Здесь все наводит на мысль о древних первосвященниках и служителях культа. Здесь находится Стена Плача, где раввины в длинных красных или синих бархатных одеждах оплакивают разрушение Храма и гнев Божий. Здесь возвышается гора Мориа. От стены Старого города местность спускается в Иосафатову долину с ее гробницами, а по ту сторону видны Гефсимания и Масличная гора, откуда Иисус был вознесен на небо. В стене виден камень, на котором будет стоять Христос в Судный день, держа в руках конец тонкой, как волос нити, а другой конец ее будет держать Магомет, стоя на Масличной горе. И все мертвые должны будут проходить по этой нити через Иосафатову долину, и праведные достигнут другой стороны долины, а грешники низринутся в геенну огненную“.%d0%b8%d0%b5%d1%80%d1%83%d1%81%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bc3 Неудивительно, что фильм пошёл по пути пересказа сюжетных линий, утратив не только аромат стиля писательницы, но и большую часть смыслового подтекста. Впрочем, заявка трактующая название фильма в христианском духе, прозвучала уже на 7-й минуте действия: “И ангел забрал Иоанна на вершину высокой горы. И показал ему священный город – новый Иерусалим, произошедший от небес, от Б-га, наполненный милостью Господней. И Иоанн увидел, как этот город сверкает, точно самый драгоценный камень. Стены города были из кварца…” Однако персонажи добираются в Вечный город только во второй половине солидного по длительности фильма. Разумеется, шведская писательница представила нам не еврейский Иерусалим, а абстрактно-обобщённый символ – средоточие ,духовности для нескольких религий. К этому, очевидно, добавились проблемы с финансированием. В результате высадка в Яффо, путь по железной дороге к Вечному городу показаны быстренько и таким образом, чтобы избежать попадания в кадр признаков современности. Более подробно, мы видим тяготы укоренения переселенцев на новом месте: их изнурительный физический труд, для добывания хлеба насущного, смертельные болезни детей и взрослых, языковой барьер мешающий общению с турецкими чиновниками и арабским населением. Набор сложностей примерно тот же, что и у представителей первой еврейской алии (1881 – 1903), но к этому добавляется враждебность к общине гордонистов со стороны других христиан. Невыносимым, лишениям противостоит единство переселенцев, их стойкость, основанная на глубокой религиозной вере в духовную связь с землёй Иисуса.%d0%b8%d0%b5%d1%80%d1%83%d1%81%d0%b0%d0%bb%d0%b8%d0%bc2При всём сходстве проблем, никакой алии в романе и на экране, естественно, нет. Иерусалим евреев, проходящий в книге хоть в вторым, но всё же заметным, планом, в киноверсии практически не показан – верующие иудеи попали в кадр лишь пару раз. И, если в произведении Вечный город показан обобщённым символом у Билле Аугуста не нашлось места для его развёрнутого образа. А это было бы интересно, ибо Иерусалим конца оттоманской эпохи появляется в фильмах крайне редко. Более впечатляют на экране эпически поданные пустынные виды Палестины надо полагать, не изменившиеся за сто лет… По целостности впечатления и силе эмоционального воздействия кинополотно очень существенно уступает ленте “Дом духов” того же режиссёра. Материал для понимания отражения еврейской темы в мировой культуре.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>