Капли дождя на раскалённых камнях (Франция, 2000) Режиссёр Ф. Озон

Длительность 88 минут
%d0%ba%d0%b0%d0%bf%d0%bb%d0%b8%d0%b2%d0%be%d0%b4%d1%8b1Вариант перевода названия – “Капли дождя на раскалённых скалах“. Экранизация ранней пьесы Р. В Фассбиндера. Такие фильмы изредка попадают в каталог исключительно из-за содержания литературного источника. Текст произведения, судя по описаниям, воссоздаёт атмосферу Германии 1970-х. 50-летний гей, еврей Леопольд Блюм (Бернар Жиродо) соблазнил молодого немца Франца (Малик Зиди). Они начали жить гомосексуальной парой, но уже спустя полгода их союз оказался разъеденным рутиной быта. Франц превратился в покорную «жену»-домохозяйку, готовую во всём услужить партнёру. Вечно усталый, раздражённый после работы «муж» постоянно искал повода устроить ссору. Приносивший много радости секс утратил новизну и стал “каплями дождя на раскалённых камнях”. Ситуацию оживило появление в доме двух женщин. Одна из них – Вера – бывшая любовница Лео, кстати, в прошлом мужчина. Вторая – Анна – забытая невеста Франца, единственный человек, попытавшийся понять бросившего её жениха. После взаимных упрёков и выяснений отношений квартет примирился и начал жить дружной шведской семьёй. Однако в этой атмосфере Франц все более испытывал депрессию, ведущую действие к роковому концу.

Критики (в том числе российские) считают проявление в пьесе еврейской темы существенной частью подтекста. Так, Леонид Цыткин (сайт spb.ru) даёт межнациональному мотиву в творчестве драматурга следующую солидную характеристику. “Для Фассбиндера национальное происхождение Леопольда принципиально. Прежде всего, оно усиливает мотив отверженности (Блюм принадлежит сразу к двум меньшинствам – сексуальному и национальному) и его двойная отверженность мотивирует ожесточенность и цинизм персонажа. Но дело не только в этом. Главной темой Фассбиндера была судьба немцев – в разные времена и в разных ситуациях. При этом на свой народ и свою страну он смотрел всегда с интересом, но очень часто – с брезгливой насмешкой, отвращением, характерным для многих деятелей культуры послевоенного поколения. Немцы – иногда вполне симпатичные – вызывают у у режиссёра лишь презрение (иногда смешанное с жалостью) своей пошлостью, ограниченностью, неспособностью понять, что произошло с их страной. Естественно, художник, исследующий Германию ХХ века, не может обойти еврейскую тему. Подход Фассбиндера к ней органически не являлся банальным, заурядным (…) В некоторых своих пьесах, сценариях, фильмах он создает образ еврея – умного, циничного, сильного человека, привлекающего людей и равнодушно ломающего их судьбы. Этот персонаж пережил Катастрофу и становится для персонажей-немцев каким-то извращенным возмездием“. Сказанное, безусловно, интересно. Но, если зритель попытается обнаружить названную выше проблематику в экранизации Франсуа Озона, он будет сильно разочарован, ибо её тут попросту нет. Национальность Блюма нигде не называется, его принадлежность к культуре своего народа не просматривается. Поэтому весь фильм-спектакль превратился в показ трагедии незадавшейся гей-любви. Интересующемуся еврейской темой зрителю на кинокартину не стоит тратить времени.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>