Перед потопом (Франция-Италия, 1954) Режиссёр А. Кайат

Длительность 132 минуты
%d0%bf%d0%b5%d1%80%d0%b5%d0%b4%d0%bf1Один из наиболее содержательных фильмов 1950-х о нравственном кризисе молодого поколения после Второй Мировой. Действие открывается судебным процессом над группой юнцов 16-18 лет, но затем действие возвращается назад и показывает события, приведшие к такому финалу. В центре сюжета дети обеспеченного среднего класса: Ришар Дютуа (Жак Файе), Филипп Буссар (Клеман Тьерри), Жан Арно (Жак Хабассоль), Даниэль Эпштейн (Роджер Коджио) и Лилиан Нобле (Марина Влади). Мир, поделённый на враждующие лагеря лихорадит. Война в Корее подвела человечество к опасной черте ядерного конфликта. Основная масса рядовых французов, запуганная милитаристской пропагандой, ищет пути спасения от надвигающегося «потопа» в отдалённых от Европы безопасных регионах или в суперсовременных бомбоубежищах. Пятёрка названных выше персонажей разрабатывает свой план бегства. Рай видится им на некоем острове Киви в Полинезии, где много пальм, солнца и пляжей. Там нет милитаризма, биржевых спекуляций и можно жить спокойно, не испытывая давления родителей. Загвоздка только в одном: для путешествия нет денег. Законным путём получить требуемую сумму было негде, и основные персонажи решили добыть их воровством.

У любовника матери Буссара состоятельного буржуа Сержа Монтессана хранилась шикарная коллекция марок. Лилиан выманила хозяина из дома в ресторан, а Ришар, Филипп и Жан, приехав на легковушке Эпштейна, проникли в виллу. Во время преступления Жан случайно тяжело ранил сторожа виллы. Трагедия разделила участников группы. И этот раскол связан с еврейской темой.
Для  понимания его значимости в фильме обратимся к характеристике нашего соплеменника Даниэля Эпштейна. Судя по репликам, юноша чудом уцелел во время Холокоста, погубившего всех его родных. Мальчика спрятала, крестила и воспитала французская семья, однако он вырос интеллигентным евреем: прилежным, совестливым и верным в дружбе. Поэтому четвёрка юнцов приняла его в своё содружество. Однако у него оказались твёрдые моральные принципы шедшие вразрез с устремлениями его приятелей. Когда к нему после грабежа привезли глубоко потрясённого содеянным Жана, Даниэль первый дал нравственную оценку произошедшего. Ему принадлежат слова: мы все виноваты в случившемся. На следующий день юношу вызвали с лекции и полицейские задали ему вопрос: где была его машина в ночь ограбления. Покрывая друзей, он заявил, что автомобиль всегда стоял возле дома и ему ничего не известно о каких-либо его передвижениях. Тогда Эпштейну предложили явиться на следующий день в комиссариат, где он должен был подтвердить свои показания следователю. Узнав об этом его друзья дрогнули; они поняли, что честность подельника стала для них угрозой. Поэтому, без особых колебаний, они решили устранить Даниэля и утопили его в ванне собственного дома. Инициатором второго преступления стал Ришар. В его поступке сказалась юдофобия папы, бывшего трубача Альбера Дютуа (Антуан Бальпетр). Ведь ещё в 1940-м того посадили за плохое исполнение Вагнера. Из камеры он вышел только после войны с глубоким убеждением, что во всех его несчастьях виноваты евреи. «Вагнер не любил евреев, а я люблю Вагнера (…) Я был предан евреями и осуждён ими (…) Ришар, никогда не забывай этого». Все последующие годы он видел сионистские происки во всех неприятностях личной и общественной жизни и его назойливый антисемитизм вольно или невольно отложился в сознании сына…
В своё время «Перед потопом» произвёл сильное впечатление и был отмечен призом Каннского МКФ. Он неплохо смотрится и до сего дня. Как отмечает один из зрителей сайта «Очень добротный фильм (…) Постановщик до прихода в кино, трудился следователем в полиции, и не случайно черпал свои сюжеты из личного опыта и криминальной хроники. На этот раз его внимание привлекла история о несовершеннолетних лоботрясах, которые утопили в ванне своего одноклассника (…) История дикая, потрясает воображение. Режиссер не только показывает детали этой криминальной драмы, но пытается ответить на вопрос, кто виноват в том, что у 17-летних подростков никак не запечатлелась в душе христианская заповедь «Не убий». Даже получив длительные сроки принудительных работ, они не раскаиваются о содеянном, а остаются равнодушными к тому, что они лишили жизни человека. Виновными Андре Кайат называет и родителей, и общество, и душевную ущербность несовершеннолетних преступников». Можно смело добавить антисемитизм в число причин этого злодеяния. Киновед Жак Лурсель в своём «Словаре кино» писал о фильме «Перед потопом»: «Главные недостатки стиля Кайатта (отсутствие тонкостей и нюансов, демонстративное преувеличение в повествовании, использование — иногда снисходительное — мелодраматических приемов) не должны скрывать оригинальность и даже необычность фильма в крайне затхлой атмосфере французского кино начала 50-х гг».

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>