Хроника одного лета (Франция, 1961) Режиссёры Ж. Руш, Э. Морен

Длительность 85 минут
kinopoisk.ruОдно из своеобразных явлений французского и мирового кинематографа стало «синема-верите» – жизненное кино. (Термин впервые введен одним из режиссёров ленты Эдгаром Мореном). Хотя фильмы направления относят к жанру документального кино, оно является синтезом самых различных художественных приёмов. Среди них: съемка ручной камерой (без использования штатива), свободный монтаж, применение методов наблюдения режиссёра за жизнью избранных им персонажей и непосредственное участие в действии, заимствованный из игрового кино импровизационный метод. Обильный материал о художественном феномене “синема-верите” читатель может легко найти в интернете. Автора каталога побудило включить в него «Хронику…» именно из-за отражения еврейской темы. Как следует из названия, лента создавалась летом 1960-го на улицах Парижа. Поначалу её создатели подходили к самым различным людям с простым вопросом: «что по-вашему счастье». По мере опроса аудитория опрашиваемых сузилась до небольшой группы студентов, пары эмигрантов из Африки, француженки средних лет. Познакомившись поближе друг с другом они начали всё более откровенно высказываться по самым разным проблемам личной и общественной жизни. Тем самым заявленная в начале действия непринуждённая атмосфера неформального общения развивалась и крепла.

Где-то в середине фильма в кадр попала женщина по имени Марселина – и камера будто случайно показала на её руке столь знакомую по разным изображениям татуировку-цифру. Позднее, когда выходец из французского Конго – Ландри – осуждал жестокость белых по отношению к неграм, Жан Руш задал ему вопрос, а знает ли он значение этого выжженого номера? Так дискуссия перешла на характеристику антисемитских выступлений, показав его как разновидность расизма. Марселина при этом поведала историю своей жестокой судьбы (52 – 57 минуты). Будучи молоденькой девушкой она вместе со всей своей семьёй была депортирована в лагерь смерти. Мать и брат выжили, но отец стал жертвой Холокоста, и женщина с душевной болью говорит о том, как ей не хватает этого по настоящему близкого ей человека. Разговор начавшийся в комнате продолжился как её внутренний монолог на площади Согласия и приблизил фрагмент к игровому кино. Одинокая фигура Марселины сфокусировала внимание зрителя на ней и как бы подчеркнула глубину её личной, не изгладившейся за 15-ть послевоенных лет трагедии… История французской еврейки стала относительно самостоятельной новеллой, углубившей гуманистическую концепцию фильма, отмеченного, кстати, призом ФИПРЕССИ Каннского МКФ. Копию ленты с русской озвучкой можно найти в интернете.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>