Теснота (Россия, 2017) Режиссёр К. Балагов

Длительность 118 минут
%d1%82%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%82%d0%b01Чуть ли не единственный фильм в мировом кино, показывающий современное бытие евреев Северного Кавказа. Дебют в полном метре Кантемира Балагова, выпускника мастерской Александра Сокурова. Имя мэтра не нуждается в рекомендациях, ученик, идя по его стопам, создал непростое и неоднозначное произведение. По его обращению, заявленному в начальном субтитре, в основу сценария легла история, которую он слышал в юности. То есть перед нами даже не реальный факт, а воспоминание о конце 1990-х, ставшее источником сюжета и концепции ленты. Наших соплеменники оказались в многонациональной Кабардино-Балкарии, в тяжёлый период непосредственно за развалом советской империи. По соседству шла чеченская война, вызвавшая разгул феодального бандитизма во всём регионе. Ушла в прошлое не только идеология, рушились отношения, иллюзии и стереотипы, ставшие частью сознания старшего поколения. Молодёжь, лишённая нравственных ориентиров, оказалась предоставлена сама себе. Нальчик 1998 года. В небольшом доме собрались две еврейские семьи, чтобы огласить важную и желанную помолвку Давида (Вениамин Кац) с милой девушкой Лией (Анна Левит). В ту же ночь юношу похитили неизвестные кабардинцы и потребовали большой выкуп.

Жертву выбрали с точным расчётом – из презираемого, но, по общему мнению, богатого этноса. Всем известно; у жидов-то денег куры не клюют. К тому же они чужаки, сам Аллах велел их доить. А то, что родители увезённого не жируют, а выживают от дохода с маленькой автомастерской – преступников не интересовало Есть ультиматум, пусть крутятся. Но выполнят условия – получат труп. На слабую, продажную власть никакой надежды. Перед родными встала почти неразрешимая проблема – где найти требуемую сумму.%d1%82%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%82%d0%b04Сначала подымем верхний смысловой пласт, заключённый в сюжете. Отец с матерью кинулись искать поддержки собратьев-евреев. Раввин (Владимир Михельсон) призвал общину в синагогу, произнёс прочувствованную речь. Прихожане повздыхали, собрали, что не жалко было оторвать от себя – судя по одежде богачей среди них не нашлось. Отсутствие единства, плохо скрываемое равнодушие большинства не просто свидетельство ослабления этнических связей и падения авторитета духовного главы, а и показатель житейской позиции присутствующих. Понять их легко; время тяжкое, у всех семьи, проблемы и хвала Всевышнему, беда на этот раз обошла их стороной. В итоге неназванная сумма получилась мизерной. Лишь один внешне благообразный старец предложил дать в «помощь» недостающую наличность, но не бескорыстно, а под грабительский процент. Пользоваться несчастьем соплеменников подло, но режиссёр не делает акцента на низости ростовщика. Он просто показывает сам факт и реакцию на него. Родители отказались лезть в многолетнюю кабалу. Продали бизнес, дом, имущество, вот только денег всё равно не хватало. Единственный луч надежды блеснул, когда приличная еврейская семья предложила выдать старшую дочь пострадавших 24-летнюю Илану (Илу) за влюблённого в девушку их сына Рафа (Рафаила). В качестве платы за брак (вот вам и восточный калым) предложили внушительную сумму, которой вместе с уже имеющейся наличностью хватало на выкуп за Давида. Здесь-то мы подходим к центральному персонажу этой истории – Илане (Дарья Жовкер). %d1%82%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%82%d0%b02В её судьбе нам предложен нетипичный, но объяснимый временем, вариант еврейской женской судьбы. Недолюбленная мамой папина дочка, его первая помощница в автомастерской. Не вылезает из рабочего комбинезона; упросить девушку надеть платье на торжество помолвки Давида – уже трудность. Во каждом поступке видны полная самостоятельность героини, желание решать все свои проблемы, не оглядываясь на чей-либо авторитет, даже на традицию. Серьёзно увлеклась кабардинским парнем Залимом, человеком не просто иной национальности, но мусульманской веры и азиатского менталитета. Осуждение этого влечения матерью всерьёз не воспринимается. Сущность характера девушки особенно ярко проявилась в истории с Рафой. Любя брата, Илана, тем не менее, категорически отказалась приносить себя в жертву семье и выходить замуж без любви. Намеренно отдалась бой-фрэнду Залиму, откровенно дала об этом знать на сватовстве и тем сорвала свадьбу. Естественно, утратившая невинность невеста оказалась не нужна, но несостоявшийся жених проявил благородный поступок – оставил на столе толстый конверт с деньгами. Это позволило Илане сложить все средства вместе, самой поехать в условленное место и выкупить брата. Похитители, похоже, удивились, увидев женскую фигурку, но беспомощностью Иланы не воспользовались. Возможно, сработали остатки порядочности или что-либо ещё. Последовал приказ: «вытащите жида» и парня выпустили. Вот только, за возвращением юноши последовало не благостное единение, а полный развал.%d1%82%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%82%d0%b03 Потерявшая всё имущество семья вынужденно решилась переехать в более безопасную Россию, в Воронеж (из одного региона чуждой страны в другой). Но Давид принял решение остаться с Леей, не пожелавшей покидать родителей. Залим, который представил соплеменникам свою подружку, как кабардинку, предложил ей поехать на пикничок с барашком и коньячком, то есть – остаться любовницей. Мечты о собственном доме главной героини рассыпались в прах. Она уходит, а бой-фрэнд и не думает её удерживать, приятное приключение закончилось. В финале отец, мать и дочь, погрузив последние пожитки в видавшего виды «жигулёнка», покидают Нальчик. Кроме Давида и Леи их не провожает никто, ни соседи, ни соплеменники – полное равнодушие окружающих к случившейся драме. Окончательную безрадостную точку ставит финальный субтитр от лица режиссёра «А больше про этих людей мне ничего не известно». %d1%82%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be%d1%82%d0%b05Столь подробный пересказ еврейской линии сюжета не просто показывает его психологическую точность. Он необходим для понимания глубинного содержания ленты, исходящего из названия. Как заявил режиссёр, фильм «охватывает все понятия тесноты», в том числе «личный эгоизм, и тесноту традиций, тесноту внутренних рамок, менталитетов, и тесноту территориальную, когда двум народам не хватает места». Но изображённая ситуация выходит далеко за рамки столкновения двух этносов. Она перерастает в общечеловеческое размышление о ценности жизни в переломные моменты истории. Разговор идёт с разных мировоззренческих, а точнее религиозных позиций. Особое значение здесь приобретает сцена, где группа кабардинской молодёжи собралась в частном доме для просмотра видео из Чечни, полученных от некоего Заура. (Илана здесь же, но её не стесняются, ведь Залим представил девушку как соплеменницу). Открыла показ антиизраильская экстремистская песня с припевом «Мы тебя освободим, будет наш Иерусалим». Затем откровенно бьёт по нервам совершенно зверская сцена, где пленным российским солдатам, подобно собакам перерезают горло. Мольбы о пощаде на воинов Аллаха не действуют; они хладнокровно, с воодушевлением выполняют священный завет газавата – беспощадно уничтожают иноверцев. А проявленный садизм призвано маскировать идущее далее безграмотное выступление одного из лидеров боевиков. «Почему российское командование не может этим матерям сказать: ваши ребята по нашей глупости погибли, а мы их трупы вовремя не взяли. Мы просили вас – заберите трупы, собаки носы едят, уши едят (…) Почему никто не осмелится им сказать, зачем их вводить в Чечню и потом делать из чеченского народа какого-то изверга?». Оставим за рамками аннотации проблему политики России во время чеченских войн. После показа жутких казней грош цена подобным псевдо-гуманным заявлениям. Наоборот, напрашивается вывод о преступной сущности экстремизма вообще и исламского в первую очередь. При этом режиссёр показывает, что античеловечная пропаганда джихадистов являлась нравственным примером для части кабардинских мусульман. Когда один из присутствующих высказал разумное суждение: «Неправильно это. Резать человека, как скотину» он тут-же получил отпор: «Всё правильно делают. Защищают свою землю, чего мы не смогли. (…) Чеченцы братья наши. (…) После русских из 12 наших племён осталось только 3 (…) нас резали. Русские резали, евреи резали». Перед нами пример “тесноты” рамок ислама. Но тогда чем лучше поведение Иланы? Она терпеливо поглощала антирусскую истерию и возмутилась только когда зазвучали ноты антисемитизма. Получается она, подобно кабардинцам, была равнодушна к страданиям других народов и реагировала только при нападках на свой или родственный этнос. Тесен мир заключённый в названные Балаговым выше многообразные  рамки. Нет и не может быть выхода из них, особенно при развитии взаимного насилия.

Как указано в интернете в картине сыграли как обычные люди, так и профессиональные актёры Интерьерные съёмки проходили в Санкт-Петербурге, а вся натура снималась в еврейском квартале Нальчика. Интересные наблюдения за цветовым решением фильма содержит информация на https://pikabu.ru/story/konfliktologiya_tsveta_5505269. В целом, Балагов продемонстрировал нам взгляд на положение наших соплеменников с точки зрения стороннего наблюдателя. Замечание рецензента о его восхищении характером Иланы после просмотра ленты звучит неубедительно – восторгаться здесь нечем. По форме же режиссёр практически без изменений повторил творческую манеру учителя. Те, кто знаком с фильмами А. Сокурова прекрасно знает особенности его почерка. Медленное развитие действия, внимание к мелочам, придание значимости второстепенным деталям. Обилие крупных планов, сосредотачивающих внимание на молчащих лицах персонажей. позволяет наблюдать, даже исследовать изменения в их психологических состояниях. (Кстати, многочисленные паузы Дарьи Жовкер на редкость выразительны) Особые проблемы с диалогами, звучащими малоразборчиво, как если бы они происходили в жизни. (Спасибо помогают титры в сценах с кабардинским текстом) Такие правила игры исходят от А. Германа и А. Сокурова. С одной стороны приём делает происходящее в их лентах более достоверным. Но, с другой стороны разве проиграл бы фильм с художественной точки зрения при более чётком звучании речи? В этой позиции названных выше талантливых режиссёров вольно или невольно сквозит высокомерие по отношению к зрителю. Их общая платформа однозначна: принимайте нас такими, какие мы есть, а если не принимаете…

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>