Уроки фарси (Германия-Россия-Беларусь, 2020) Режиссёр В. Перельман

Длительность 127 минут
%d1%83%d1%80%d0%be%d0%ba%d0%b8%d1%841По одним источникам экранизация рассказа Вольфганга Колхаазе, по другим – история, вычитанная сценаристом Ильёй Цофиным в советской печати. Судя по рецензиям, перед нами редкий и рискованный образец трагикомедии на тему о Холокосте. В таком жанре трудно сохранить чувство меры, но очень легко скатиться в безвкусицу. Завязка сюжета настраивает на серьёзный лад. Середина Второй Мировой. По просёлочной дороге ехал грузовик, набитый обречёнными на казнь евреями. Сидящие в кузове ещё не знали своей скорой страшной участи и к щуплому бельгийскому соплеменнику Жилю Кремье (Науэль Бискаярт) обратился один из несчастных. Он предложил обменять принадлежавшую ему старую персидскую книжку на часть еды. Из жалости главный персонаж согласился и, пока ещё было время, ознакомился с раритетом, освоив значение нескольких слов. Любопытство спасло ему жизнь. Когда жертв Катастрофы стали расстреливать, Жиль, умолял фашистов сохранить ему жизнь, ибо он не еврей, а чистокровный перс. По счастливому совпадению присутствующий офицер Клаус Кох (Ларс Айдингер), в прошлом повар, лелеял мечту открыть после войны ресторанчик в Тегеране.

Нацист желавший изучать фарси, но имевший о нём самое смутное представление устроил обречённому узнику экзамен. Тот, к счастью, выдержал испытание, уцелел и оказался репетитором языка, на котором не мог говорить. Отношения Жиля с Кохом развивались очень непросто, но они помогли еврею дожить до освобождения из концлагеря… Фильм новый (его премьера состоялась на Берлинском МКФ в феврале 2020) и автор аннотации его ещё не видел, однако разнообразные отклики в СМИ пробудили к нему интерес. Ниже приведена пара мнений о ленте, сделанная во время фестиваля.
(сайт film.ru/articles) «В привычную историю развития дружбы рассказанный сюжет не вмещается из-за национального долга немца. Отношения Коха и Жиля скорее зеркалятся. Эксплуатация одного замещается эксплуатацией другого, и вот уже еврей вынуждает представителя высшей расы помогать заключённым и идти на компромиссы. Уроки фарси для немца — психотерапия, шанс рассказать об упущенном прошлом (в частности, о том, как он вступил в нацистскую партию только из-за внушающего вида её участников) и заиметь единственного товарища в лагере. Для другого — выжить. (…)
Для мейнстримного кино о Холокосте «Уроки фарси» необычайно комичен. Вадим Перельман и сценарист Илья Цофин не меняют типичное жанровое пространство холокост-муви с его заборами и расстрелами, но наполняют привычное окружение юмором, делая из истории о выжившем скорее трагичную комедию положений. Она развивается от шуток ниже пояса (персонаж Айдингера шантажирует своего начальника, узнав о размере его члена) до словесных ассоциаций (когда Жиль придумывает целый язык, коверкая чужую лексику) — Главный эпизод происходит, когда у Жиля заканчивается фантазия и он решает составлять слова из имён в журнале заключённых: так фамилии жертв Холокоста увековечиваются в псевдофарси, который по иронии судьбы учит один из нацистов». (Владислав Шуравин)%d1%83%d1%80%d0%be%d0%ba%d0%b8%d1%843(https://www.kino-teatr.ru) «Очевидно, что важным для «Уроков фарси» мотивом становится собственно язык, причем не только неведомый никому фарси. Бельгиец Жиль теряет свой родной французский, на котором с ним в фильме почти никто не говорит (но должны были бы говорить другие узники?). Он вынужден общаться на немецком и изобретать псевдофарси, который становится для него способом запомнить происходящий в лагере ужас. Другим способом – существующими словами – окружающие кошмары, по-видимому, выразить нельзя, поэтому настоящий перс, случайно попавший в тот же лагерь, не произнесет ни слова. Жаль, что наблюдения за трансформацией языков немного теряются за сюжетом, драматической музыкой и комическими моментами. Поэтому в фильме остаются неразрешенные противоречия и недосказанности, которые, впрочем, можно списать на сказочную условность. В целом «Уроки фарси» оказываются открытой для зрителей экранизацией невероятной истории с динамичным повествованием, полной гаммой эмоций и напряжением в нужных местах. Но ждать от фильма новизны или глубокой переработки контекста, в котором он находится, не стоит: Цофин и Перельман предпочитают работать с максимально стерилизованной фабулой без рискованных и неоднозначных вопросов». (Юлия Кузищина)

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>