Незабудки (Россия, 1994) Режиссёр Л. Кулиджанов

Длительность 96 минут
%d0%bd%d0%b5%d0%b7%d0%b0%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%ba%d0%b81Последняя работа классика советского кино Льва Кулиджанова (1924 – 2002). В ней зрителю конца 20-го века напоминаются трагические страницы советской истории и сделано это, в первую очередь, через судьбу еврейской женщины. Фильм сочетает в себе эпизоды 1990-х, 1945-го и предреволюционной эпохи. Заинтересовывает эпиграф «Иерусалим! Иерусалим! Избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья, но вы не захотели». (Евангелие от Луки, 13-34). К чему он ведёт зрителя посмотрим по сюжету. Главная героиня – Софья Михайловна, в девичестве Суламифь Мойшевна (Елена Финогеева) испила свою чашу советских страданий до дна. Уйдя из черты оседлости в революцию, она вышла замуж за красного командира и отреклась от религиозного отца. В 1937 году была арестована как ЧСИР и отправлена в лагерь (второго мужа расстреляли). В заключении голодала, надрывалась на непосильном труде, потеряла все зубы от цинги. От смерти женщину спасла специальность врача-хирурга; после начала войны, когда медиков остро не хватало, её прямо из зоны отправили на фронт. Честно прошла всю войну, дослужилась до звания капитана, хотя особых наград, похоже не получила.

В 45-м вернулась в перенаселённую московскую коммуналку, к дочери-студентке Татьяне, которую не видела 8 лет. В отсутствие родителей девочку воспитывал простивший идейную дочь дедушка Мойше, не доживший до Победы. В столице Софью взяли на работу в больницу и там её высоко оценили за профессионализм, высокие человеческие качества. Но власть не оценила её фронтовые заслуги и не изменила отношения к бывшей зэчке. За ней установили непрерывный надзор; почти не скрываясь её постоянно преследовал филер. В конце-концов главную героиню повторно арестовали. Так благодарное Отечество щедро «наградило» её за самоотверженную службу, перечеркнув надежды на реабилитацию и нанеся тяжёлую душевную травму дочери…%d0%bd%d0%b5%d0%b7%d0%b0%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%ba%d0%b82В своей итоговой работе, сделанной в эпоху деградации всех духовных ценностей, Кулиджанов хотел сохранить уважительную память о своём поколении. Крайне важны для понимания его концепции слова: «Мы ушли из жизни, нас забыли… Сожгли и в урны насыпали не наш прах, а чей-то… Даже праха не осталось… А ведь мы тоже любили, себя не жалели, роковые ошибки совершали, страдали». Эти же слова, как символ памяти дополняет проходящее лейтмотивом через всё действие изображение незабудок (вот вам и название). Вторая четко проходящая мысль – осуждение бесчеловечности тоталитарного сталинского режима. Да, высокие идеи увлекали многих, особенно молодых, таких как Софья Михайловна. Но, пообещав благоденствие в будущем, режим предал, обесчестил массы людей. В уста Мойше (Пётр Меркурьев) вложен следующий вывод: «Глаза мои б не видели такого счастья (народа). Разрушение, гибель – это счастье? Нет у них (коммунистов) истины. Слепцы ведут слепцов. И все это скоро увидят. У Б-га один день как тысяча лет и тысяча лет, как один день». Ещё более емко прозвучало нравственное осуждение старого еврея, сохранившиеся в памяти его внучки Татьяны: “Люди получили закон от Б-га. И никто за три тысячи лет лучше не придумал. (…) А мы что сделали?. Б-га нет, царя не надо, отца по морде. Кумира себе сотворили? Вот он и показал вам. Счастья захотели? А счастья на чужой крови не бывает“. И матери девушки нечего на это возразить… История Суламифи, или как её ласково называли близкие – Сули, капля в океане страданий  миллионов граждан СССР разных национальностей, в её случае обострённая антисемитизмом. Остальные линии сюжета этого культурного фильма зритель может посмотреть сам. Лента имеется в интернете.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>