Юморист (Россия-Латвия-Чехия, 2019) Сценарист и режиссёр М. Идов

Длительность 102 минуты
kinopoisk.ruОдин из наиболее интересных фильмов последних лет по теме каталога. Вначале лучше всего дать слово автору, сказавшему в одном интервью: «Эта история в какой-то форме, сидела во мне всю жизнь. (…) Так получилось, что я с детства окружён детьми юмористов – причем, учитывая, что юмор в СССР был профессией почти полностью еврейской, в этом меньше совпадения, чем кажется. И меня всегда поражал тот феномен, что в стране, в которой мало о чём было позволено шутить, одними из самых ярких звёзд были профессиональные шутники. Так, что это фильм о поколении моих родителей, но в некотором роде о моём собственном детстве». Уточним – основная аудитория ленты – 40+, те, кто ещё не забыл социалистическую реальность. Итак, на экране 1984, когда дряхлые Генсеки быстренько сменяли один другого, но развала тоталитарного строя почти никто ещё не предвидел. На этом фоне даёт гастроли в Прибалтике всем известный советский юморист Борис Михайлович Аркадьев (он же Борис Моисеевич Абрамзон). Смена фамилии помогла ему стать супер-популярным эстрадным исполнителем и даже любимым комиком «компетентных органов» Однако несмотря на привилегированное положение и восторги надоевших ему зрителей, артист задыхался от объятий цензуры и неусыпного ока КГБ.

Протест выражался в периодических уходах в запои, но внешняя сторона выглядела благопристойно. Создатели фильма сопоставляют два варианта творческой судьбы советского еврея. Первый – история Аркадьева (Алексей Агранович), принявшего правила игры в советской системе и добившегося достойного положения: квартира, семья, возможность издавать свои книги, гастролировать по всему СССР, выступать на ТВ и получать за это неплохие по тем временам гонорары. Плата за благополучие – отказ от творческой свободы, подчинение «дружеским» объятиям цензуры и пребывание под неусыпным оком КГБ. После одного из концертов в Прибалтике он оказался в компании за одним столом с соплеменником юмористом, см его на кадре ниже, Семёном Гринбергом (Семен Штейнберг). Это пример второго варианта. Фамилии не сменил, а потому карьеры не сделал, оставшись на уровне «спичрайтера» для различных актёров. Позубоскалив над проблемой берут ли евреев в космонавты (10 – 13 минуты), оба плавно подходят к вопросу: а почему они до сих пор не эмигрировали из этого сковавшего их творческие возможности государства? Прямого ответа никто из них не дает. Аркадьев маскирует его принадлежностью к “вековым традициям русской литературы” (Гоголь, Чехов и Салтыков мать-его Щедрин). Гринберг предпочитает уклониться или не находит четкой формулировки. Однако, совершенно ясно – обоих удерживает страх перед воображаемыми или реальными трудностями за рубежом.%d1%8e%d0%bc%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%822Ключевой сценой явился эпизод, когда главного персонажа увозят из дома и перебрасывают на пассажирском лайнере куда-то на Байконур, где он принимает участие в радиоконцерте для экипажа космической станции. Его пожелал услышать космонавт Лев Луговой. После исполнения в авторской редакции «коронки» артиста юморески «Бархатный сезон» между ними происходит настолько любопытный диалог 57 – 61 минуты, что его необходимо привести хотя бы в сокращении.
Аркадьев: «Как там? Бога нет, надеюсь» (…)
Космонавт: «Скажите мне кое-что. Вы же еврей? Так?».
Аркадьев: «Ну да, это ещё тот секрет. Абрамзон Борис Моисеевич». К вашим услугам».
Космонавт: «Да нет, я к тому, что вы про Бога пошутили. А вы в еврейского Бога тоже не верите? Совсем атеист?»
Аркадьев: «Совсем. Ну я не знаю, я над Землёй не летал (…) поэтому, наверное, не мне судить»
Космонавт: «Хорошо. Но вот, если б вы Бога встретили, чтобы спросили?»

Аркадьев: «Ну такое ощущение, что я уже разговариваю с ним» (…) Простите. Сейчас подумаю. Серьёзная тема такая… (после длительной паузы) Товарищ Бог, я хочу, чтоб меня любили. При этом я понимаю, что не заслуживаю этой любви и начинаю презирать людей, которые любят меня только за то, что они так легко поверили в этот дешёвый обман. И всё-таки вопрос: достоин я любви или нет?» С этого неожиданного признания некоей высшей силы или системы нравственных ценностей начинается та часть действия в которой Аркадьев находит в себе силы к словесному сопротивлению удушающей системе. И происходит это после обеда избранных функционеров – силовиков, в бане. Закономерный с их стороны вопрос: «Чего ж в жизни этому еврею не хватало?» не не находит в их сознании адекватного ответа… Как это происходило на экране предоставляем судить зрителям.%d1%8e%d0%bc%d0%be%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%823 Лента заслуженно отмечена на фестивале «Кинотавр» за лучший сценарий. Её режиссёру Михаилу Идову (урождённому Михаилу Марковичу Зильмерману), судьба которого в чём-то схожа с участью тёзки, помог, как и многим нашим соплеменникам, развал СССР. Выехал с семьёй в США, там же обучался кино. Живет на несколько стран. Из его нескольких видеопроектов «Юморист» наиболее значителен, хотя не всеми критиками принят положительно. К примеру, Алексей Филиппов (сайт kino-teatr.ru) 29.01.2020 отметил: «режиссерский дебют писателя, музыканта, экс-главреда GQ и сценариста Михаила Идова напоминает комнату, залитую янтарем: и по цветовой гамме, и по фетишистской любви к смачным деталям, и по безжизненности человеко-интерьерного ландшафта. Такой выхолощенной описывают советскую реальность на отечественном телевидении – что в «Оптимистах», сценарий к которым писал Идов, что в «Оттепели», с несчастным антигероем которой у юмориста Аркадьева много общего (разве что семейная жизнь получше). Харизматичный артист Агранович (принято отмечать, что это первая его главная роль), безучастно бродит в пространстве восторженного наигрыша. Тут стилизация под мятущееся советское кино про 80-е (ну, скажем, «Полеты во сне и наяву») попросту неотделима от посредственных современных сериалов, которые по инерции общаются с российским зрителем на этом устаревшем жестовом киноязыке. Просто другой освоить сложновато».

Юморист (Россия-Латвия-Чехия, 2019) Сценарист и режиссёр М. Идов: 1 комментарий

  1. “Юморист” режиссёра-дебютанта Михаила Идова (сценарист фильма “Лето”) выходил на большие экраны с мощной информационной поддержкой Ивана Урганта и  Юрия Дудя, которые представляли фильм как сравнение атмосферы Советского Союза с сегодняшним временем. Отсюда возникла закономерная ассоциация с отменой концертов артистов и постоянным закручиванием гаек в России. Удивительно, но взялся за такую творческую работу не россиянин, а еврей-эмигрант, который в нашей стране не живёт уже несколько лет и приезжает сюда на заработки. Странно, но пережить можно.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>