Эзер кенегдо (США, 2017) Сценаристы и режиссёры Д. Кремер, Д. Демирэ

Длительность 101 минута
%d1%8d%d0%b7%d0%b5%d1%80%d0%ba1Название в прокате различных стран не переводится, поэтому зрителям всего мира остаётся гадать; перед ними тарабарщина или некое магическое заклинание. Однако, человеку знакомому с иудаизмом ясно, что словосочетание «עזר כנגדו» пришло из Торы (книга «Берешит», 2.20). Подобно многим фрагментам Священной книги, оно имеет различные варианты толкования. В открывающем ленту английском титре даётся версия его понимания из Вавилонского Талмуда. «Если мужчина достоин, «эзер кенегдо» (Божья помощь) ему поможет. Если мужчина недостоин “эзер кенегдо” (Божья помощь) выступит против него». Очевидно, для создателей ленты такой слоган имеет важное смысловое значение, поэтому взглянем как он отразился в содержании. Молодой бруклинский хасид Исраэль «Иззи» Йонигкейт (Дэниэл Кремер) вырос в среде соплеменников, без общения с «гоим». Лишь в 16-ть он узнал, что «жид» – это оскорбление. Немного позднее главный герой испытал кризис веры и на четыре года покинул общину. В то непростое время духовных метаний у еврея появился хороший друг-католик, поляк Марек Вишневски (Денис Демирэ) и любимый художник Гарри Кирка (Роб Ниссон). 

В неистовых полотнах живописца-иноверца, вырывающегося за пределы привычных рамок, скиталец увидел нечто родственное своим исканиям. Под воздействием общины Иззи всё-таки вернулся к ортодоксам и строгому исполнению традиции. Но в начале кинокартины его ошарашила новость; на склоне лет Кирк решил уничтожить все свои произведения. Перед нами выходка маразматика, или трагический, но закономерный итог жизни? Дабы выяснить это Иззи отправился в Сан-Франциско к Мареку с надеждой выйти через него на Кирка.%d1%8d%d0%b7%d0%b5%d1%80%d0%ba2Их вторая встреча оказалась совершенно не похожа на первую. Перед поляком стоял не оторвавшийся от своего этноса еврей, а преодолевший сомнения ортодокс, и в гойской среде, выполняющий все 613 мицвот традиции (кашрут, молитвы, цицит, надевание тфилина и т д). Не проявляющаяся ранее его непохожесть на представителей иных народов теперь выступила с особой отчётливостью. Глядя на новый религиозный облик приятеля, католик воскресил в памяти все страницы общения поляков с «жидами». С одной стороны, вспомнилось испытанное в юности общение с соседом Натаном, ладившим с иноверцами и говорившим с ними в уважительном тоне. С другой, всплывали столетиями насаждаемые христианством предрассудки относительно «врагов веры». Ожили мрачные страницы периода войны, когда одни поляки спасали евреев, а другие с охотой выдавали их нацистам, а чужое имущество присваивали. Не был забыт и всплеск антисемитизма 1946 года, в частности Кельцский погром. (Дабы нагляднее показать трагизм той эпохи в визуальном ряде использована старая кинохроника, но лучше просто посмотреть имеющийся в каталоге фильм на эту тему «Из ада в ад»). Масла в огонь подлил двоюродный брат Марека – Ирек Штур, со своей плохо скрываемой юдофобией. Да и визит к Гарри Кирку оставил больше вопросов, чем ответов. По мнению художника, законченные картины уже оторвались от их создателя и жили самостоятельно. Однако, они как бы спрашивали его «зачем жил, за что боролся». Словом, с экрана прозвучало много вопросов и ни одного ответа. Единственное до чего договорились главные персонажи – в необходимости уважать различия друг друга и продолжать диалог. В русском переводе совершенно нет ни внешней, ни внутренней связи с названием. Остаётся непонятным в чем скрыто “эзер кенегдо”? В приверженности традиции? В понимании инородцев?…%d1%8d%d0%b7%d0%b5%d1%80%d0%ba3Странное впечатление фильм производит и с художественной стороны. Лучшее в нём это, безусловно, сценарий, поднимающий проблему национальной самоидентификации. Со всеми своими недоработками, недосказанностями он показывает как сложно это быть верующим евреем в окружающей эту группу из 0,01% населения земного шара массе многонационального мира. Попытки объяснить это словами привели к перегруженности действия диалогами и монологами. Сценаристы, ставшие режиссёрами и актёрами не преодолели среднего ремесленного уровня в зрительной концепции и потому не сумели убедительно воплотить интересный замысел. В сюжете ленты почти полностью отсутствует динамика, из-за чего её трудно смотреть. Исполняющие главные роли Дэниэл Кремер и Денис Демирэ не сумели создать живые запоминающиеся образы. Их персонажи – всего лишь рупоры для произнесения многозначительных реплик. Малоинтересна и операторская работа, хотя, снятые в стиле документального кино фрагменты, например сцены в хасидской синагоге можно рассматривать, как познавательный материал. Кинокартина, увы, интересна только для узкого круга зрителей интересующихся проблемой взаимоотношений еврейского и нееврейского миров.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>