3.000 ночей (Франция-Ливан-Иордания-ОАЭ-Катар, 2015) Режиссёр М. Масри

Длительность 99 минут
3000%d0%bd1Тюремная драма, действие которой развёртывается в 1980-м, но обращено непосредственно в наши дни. В самом начале молодую палестинку Лаяль Асфур (Майса абд Эльхади) арестовали так как она подвезла араба-подростка, взорвавшего затем блокпост ЦаХаЛа. (Это единственное за фильм упоминание о палестинском терроре) Из диалогов зритель узнаёт, что женщина жила с мужем Фаридом в Наблусе (Западный берег реки Иордан), работала учительницей и семейная чета собиралась выехать в Канаду. Но беззаконное задержание сломало все дальнейшие планы этой пары. Свидетельствовать против юноши в суде, главная героиня благородно отказалась, ибо в момент общения не подозревала о цели его поездки. Поэтому, без каких-либо реальных доказательств, её обвинили в пособничестве экстремисту и, несмотря на беременность, приговорили к 8 годам (3.000 ночам) заключения. Попытки адвоката по правам человека (единственный позитивный образ еврейки) облегчить положение своей подзащитной успехом не увенчались. Фарид у которого истекал срок канадской визы бросил супругу и выехал за океан один. Только поддержка матери и арабских подруг по несчастью помогли ей выносить и родить сына, названного Нур.

Большую помощь молодой матери оказал медбрат тюремного лазарета , также невинно осуждённый палестинский врач Айман (Карим Салех). Он вернул ей веру в мужчин и стал её второй любовью.
Но главное даже не в сюжете, а в брызжущей фонтаном  ненависти к евреям. Все они показаны недалёкими, примитивными индивидами, какое бы место в сюжете они не занимали. В работе израильского военного следствия и судов по сценарию господствуют насилие и произвол. Они стремятся не разобраться в существе дела, а засадить за решётку как можно больше потенциальных противников. Бесчеловечное отношение к заключённым, назойливо подсказывает параллели с какими-нибудь нацистскими или сталинскими застенками. В тюрьме палестинцев или «политических» могут намеренно посадить вместе с израильскими уголовницами. (Хотя существуют и особые, чисто мусульманские камеры). Те, пользуясь попустительством охраны, постоянно издеваются над «двоюродными сёстрами» и сваливают на них вину за каждый конфликт. Единственный путь заключённых улучшить своё положение – “сотрудничество с администрацией”, то есть доносы. Лишь единицы из среды арабов идут на такой шаг, но подвергаются за это тотальному моральному осуждению соплеменников. К «стукачеству» безуспешно склоняет главную героиню тупая и жестокая начальница женского отделения Рут (Изабель Рамадан). На протяжении всего действия она представлена злобной чиновницей и подается как типичный образ еврейки. Этому беспределу “оккупантов” противопоставлены отношения палестинок, проникнутые дружбой, взаимовыручкой. Они, все как одна невинные, святые, свободолюбивые борцы за Палестину и, разумеется, о терроре никогда не слыхали.3000%d0%bd3Высокие моральные качества и достоинство арабок таковы, что пробуждают сопереживание даже у израильских уголовниц. Такова история спасения главной героиней еврейки-наркоманки, после чего та прониклась к Лаяль добрыми чувствами. Подобные “реверансы” необходимы режиссёру Май Масри для создания видимости объективности. СМИ сообщили, что «согласно её заявлению о намерениях, «фильм переносит нас в частную жизнь палестинских политических заключенных и израильских женщин-заключенных, с которыми они разделяют не только серьезные разногласия, но и уникальные и неожиданные моменты солидарности». И в другом месте сказано «фильм также критикует палестинское общество и даже предлагает человеческие послания надежды через гармоничные моменты между палестинскими и израильскими заключенными». Подобное заявление – не более чем пропагандистский ход – никакой критики режима Рамаллы или исламского экстремизма на экране нет. «3.000 ночей» имеют другие задачи. Одна вполне понятная гуманистическая оболочка: «фильм вдохновлен правдивыми историями детей, рожденных в израильских тюрьмах и выросших за решеткой. Прежде всего, это история, показывающая испытания молодой матери, пытающейся вырастить своего сына в тюрьме. Поэтому ей нужна свобода, которой она добивается в борьбе в стенах тюрьмы. Ей нужна сила, чтобы справиться с несправедливостью в ее обществе».
Но это кокон внутри которого находится откровенное заявление Масри: «тюрьма является мощной метафорой положения палестинцев и палестинских женщин в частности». Посмотрим как “правдиво” используется эта метафора. Во время родов в лазарете у главной героини руки и ноги (!!!) прикованы наручниками к спинкам кровати. Еврейский охранник способен за просто так застрелить палестинку, которая ходила в окружённом высокой стеной дворике для прогулок и никуда оттуда бежать не могла. Начальница тюрьмы Рут шантажирует Лаяль и грозит отобрать у ней сына, если та будет участвовать в акции неповиновения. А, когда та всё-таки примкнула к протестующим, ребёнка вырвали из рук и унесли, несмотря на причитания матери. Правда потом, в самых последних кадрах выяснилось, что Нура, оказывается отдали бабушке, Но кусочек объективности просочился лишь в финале, а первая реакция зрителей – вот ведь сволочи-израильтяне отправили двухлетнее дитё неведомо куда. Солдаты ЦаХаЛа штурмуют женский тюремный корпус с применением слезоточивого газа, но (естественно) даже так не могут сломить дух заключённых. Выразителен последний титр: «Бойцы из ООП взяли в 1983 году плен 6 израильских солдат и обменяли их на 4,5 тысячи палестинских заключённых». Сколько среди них кровавых преступников авторы ленты скромно умалчивают, но мораль ясна. Террор по мнению Масри – справедливое оружие в борьбе против Израиля. Только им можно заставить моральных слабаков в этом государстве пойти на большие уступки. И далее продолжать убивать ненавистных евреев.3000%d0%bd2Для придания “достоверности” съёмки проводили в одной из заброшенных иорданских тюрем, которая даже там устарела для содержания заключённых. Но какая иллюстрация средневековых израильских застенков! Постановщики ленты сделали всё возможное, чтобы зрители разных стран не вспоминали о палестинском терроризме, но изо всех сил били по нервам зрителя, спекулируя на страданиях матери и ребенка в ужасных созданных евреями условиях. Ну какой нормальный человек не дрогнет перед таким поворотом темы. И результат достигнут. К примеру, российский блоггер Вадим Рутковский (сайт https://www.coolconnections.ru) написал 18.06.2018 года: «это душераздирающий – даже по эмоциональным меркам палестинского кино – фильм. Драма о молодой палестинской учительнице, угодившей по фальсифицированному обвинению в израильскую тюрьму. Ужасы тюремной жизни – как еще не написанная глава палестинского «архипелага ГУЛАГ», где политзаключенные подвергаются узаконенному насилию охраны и беззаконному – израильских уголовников». Вот так и происходит промывание мозгов зрителям разных стран, с нагнетанием антисемитизма. Успех этой пропаганды подтверждается призами нескольких фестивалей. Иордания даже выдвигала ленту на «Оскар» за лучший иностранный фильм, но дальше номинации дело не пошло.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>