И в день третий (Израиль, 2010) Сценарист и режиссёр М. Ивги

Длительность 113 минут
%d0%b8%d0%b2%d0%be%d0%b2%d1%82%d0%be%d1%80%d0%bd%d0%b8%d0%ba1Судя по аннотациям, действие фильма происходит в Тель-Авиве, который показан не столько реальным городом, сколько универсальным символом обмана, разврата и насилия. Картина складывается из отдельных самостоятельных, параллельно развивающихся новелл, каждая по 10 – 12 минут. Их совокупность представляет собой негативный образ всего израильского общества. Герои каждого эпизода совершенно независимы друг от друга, хотя изредка пересекаются. Открывается кинокартина бар-мицвой Паза, сына Аната Коэна (Кармит Месилати-Каплан), следователя полиции. В эпизоде его сестра Илана (Эфрат Бен Цур), страдающая от скуки и невнимания супруга Шломи (Ичо Авиталь). Илана встречает Гидеона Бара (Шарон Александр), распорядителя на бар-мицве и между ними завязывается роман. Следующий сюжет посвящён Михаль (Хила Фельдман) – девушке из службы эскорта, работающей под псевдонимом Лорен. В её обязанности входит оказание нанимателям интимных услуг, и против своей охоты она вынуждена  удовлетворять эротические фантазии клиентов. Далее перед нами предстаёт находящаяся в больнице, умирающая пожилая женщина. Лишь на смертном одре она примиряется с дочерью Амалией (Хагит Дасберг), которую унижала много лет.

Напоследок старуха раскрывает чаду мрачную страницу своей жизни – историю своего развода. Ещё один эпизод связан с Елисеем (Моше Ивги), владельцем паба на одной из центральных улиц Тель-Авива. Однажды по соседству с выходом из своего заведения, ресторатора зацепил автомобиль. Из него выскочили двое мужчин и, вместо извинений стали его избивать. Они утверждали, что жертва якобы хотела изнасиловать их мать, сидевшую в это время в салоне легковушки. Далее на экране возник Горен Ацмон (Ами Вайнберг), владелец израильской нефтяной компании и мультимиллионер. Он решил проявить себя в политике и собрался баллотироваться на пост премьер-министра. В своей предвыборной компании делец рекламировал себя как высоконравственную личность, хотя был известен как бабник и развратник. Со своей женой Пниной (Лимор Гольдштейн) они являлись достойной парой, ибо непрерывно изменяли друг другу. Очередной фрагмент показал нам Сару (Элит Крейс) – жесткого, но справедливого инспектора по взысканию подоходного налога. Она вела расследование в отношении известного раввина Афлало из Нетивота, известного как цадика, творящего чудеса. Этот «святой» хранил на личном банковском счете 100 миллионов шекелей, без уплаты с них налогов. К несчастью начальник нашей героини Эзра (Синай Фетер) уже давно оказался куплен раввином и они совместно проворачивали незаконные операции. Подруга Сары – Николь (Галь Салмон) приехала в Тель-Авив встретиться с избранником своего сердца, американцем (Ишай Голан). Тот улетел в США, пообещав вернуться на Землю Обетованную и жениться на девушке, но, по-видимому, обманул её. Фильм заканчивается неожиданным ракетным ударом арабов по Израилю.
Фильм явно претендует на философичность концепции. В частности его финальная катастрофа заставляет вспомнить мотивы из ТаНаХа о наказании насланном за грехи. Однако, по мнению критиков, этот подход не сработал, в первую очередь потому как слишком эпизодична оказалась вереница персонажей, олицетворяющей человеческие пороки. Так Дорон Фишлер (www.fisheye.co.il, 30.04.2011) в обстоятельном разборе отметил. «Каждому из главных героев дается на экране несколько минут, а создавать ёмкие образы персонажей за небольшое время сложно. Нужен очень точный сценарий, отличные актеры, режиссер, который точно знает, чего хочет, и умеет донести своё видение до исполнителей. Как это ни печально, но в кинокартине этого нет. Большинство действующих лиц не интересно выписаны в сценарии и уже потому не убедительно сыграны. По настоящему интересна только история  о героине – налоговом следователе, но о других сюжетах этого сказать нельзя. Слишком мало в них конкретного материала. Например, о человеке, которого играет Шарон Александр, я не могу ничего сказать, кроме того, что он певец и исполнитель свадебных танцев в стиле ню. (…). Тель-Авив – это ад “третьего дня”. Все его персонажи коррумпированы и алчны, зло буквально сочится из стен. Постоянная угроза существует в каждой сцене. На втором плане картины, за героями её эпизодов, угадываются события более важные, чем маленькие жизни персонажей. (…) О фильме в котором так много действующих лиц, можно с уверенностью сказать, что он представляет «срез израильского общества». Но оно характеризуется как если бы в нём«все дерьмо». Огульно заявлять подобное небольшая мудрость. Любой 13-летний подросток в депрессивном состоянии может сказать вам, что все – дерьмо, что все коррумпированы и что если мы будем продолжать так, то страна исчезнет. А нельзя ли поконкретнее?
По словам Ивги, сексуальные домогательства в израильском обществе являются самой острой проблемой? По его мнению “В Тель-Авиве есть только два типа людей: женщины и потенциальные насильники”. (…) Действительно, в фильме нет женщины, которая не была бы жертвой и нет мужчины, который не был бы маньяком. (За исключением персонажа, которого сыграл сам Ивги – единственный праведник в Содоме, искупивший его). Не то чтобы я недооценивал эту проблему, но я не определил бы её как угрозу номер один для существования государства. А как насчет арабов, ультраортодоксов, недостатков образования, дорожно-транспортных происшествий, ухудшения работы СМИ, насилия среди молодежи, влажности на прибрежной равнине? И если это действительно фильм об отношениях между отдельными мужчинами и женщинами, как здесь оправдан столь выспренний финал? Он, сам по себе очень впечатляющий, но с содержанием не связан». (составлено после просмотра трейлера и по различным источникам).

И в день третий (Израиль, 2010) Сценарист и режиссёр М. Ивги: 1 комментарий

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>