Улисс (Великобритания, 1967) Режиссёр Й. Стрик

Длительность 120 минут
%d1%83%d0%bb%d0%b8%d1%81%d1%811Экранизация одной из наиболее прославленных книг 20-го века принадлежащей перу Джеймса Джойса (1882 – 1941). Действие занимает одни сутки бытия дублинского рекламного агента Леопольда Блума (16 июня 1904 года). Простой по сюжету роман невероятно сложен по содержанию, ибо меняет стили изложения, включает в себя массу исторических, философских, литературных, культурных отсылок к произведениям, событиям и личностям различных эпох. Значительная часть книги происходит в мыслях главного или иных персонажей, постоянно перескакивающих с одного предмета на другой. Такой приём отражения духовной жизни получил название «поток сознания». Пересказать средствами кино подобную прозу практически невозможно, но для нашего каталога фильм представляет несомненный интерес. Редко в каком произведении европейского писателя столь ярко отражена интересующая нас тема. Она проходит и на внутреннем психологическом уровне, и во внешнем – описании окружения нашего героя. Главный персонаж (актёр Мило О’Ши)- полукровка; его отец – венгерский еврей Вираг, мать рядовая ирландка. Папа, по упоминаниям, был достаточно близок иудаизму и вложил в мальчика основы традиции.

Читал любимому отпрыску пасхальную Агаду (отсюда попавший в текст девиз «В следующем году в Иерусалиме»). Из этого источника Польди узнал о значении и содержании таких праздников и памятных дат, как Йом Кипур (упоминается в романе неоднократно), Суккот (Праздник Кущей) с частичным искажённым описанием ритуала «арба миним» и т д. Со своей стороны, мать-католичка, систематически водила сына в костел и приобщала к миру христианства. В результате, в голове главного персонажа сложилась пёстрая мозаика и он навсегда застрял на перепутье культур и религий. Такая подчёркнутая двойственность его личности позволила Джойсу ярко показать Блума одновременно своим и чужим для среды его обитания. Да, он женат на ирландке-певице, у него дети: дочь и проживший всего 11 дней сын. Прекрасно знает топографию Дублина, от центральных районов до публичного дома, принадлежавшего соплеменнице Белле Коэн. Но внутренним взором периодически обращается к картинам Палестины и в его сознании всплывают знакомые всем нам топонимы: Кинерет, Мёртвое море, Яффо… Вспоминается имя нашего знаменитого политика-филантропа Моше Монтефиоре и представляются виды какого-то образцового хозяйства на Святой Земле выращивающего то ли цитрусовые, то ли оливки… Увы, это лишь мечты, а в реальности Леопольд понимает оторванность от культуры и мировосприятия своего этноса. Его состояние нашло выражение в словах автора «он думал, что он еврей и он знал, что не был им». Винигрет понятий особенно заметен в фантасмагорической сцене пьяных фантазий то ли суда, то ли коронации, где Блум видит себя королём «Алеф, Бет, Гимель, Кошер, Йом Кипур, Бней Брит, Мешуга».
Однако, помимо внутреннего дискомфорта существовали внешние проблемы Блума, сводимые к одному термину: антисемитизм. Джойс прекрасно видел разные точки зрения соплеменников на общину изгнанников и сочувствовал гонимым. Недаром он приводит в тексте фрагмент из речи Джона Ф. Тэйлора. Отвечая на утверждения вроде бы из Святого Августина, обвинявшего «племя кочующих пастухов» в нежелании приобщиться к культуре более развитых народов, оратор заявил следующее. «Если бы юноша Моисей внял этой речи и принял бы этот взгляд на жизнь, если бы он склонил свою голову, склонил дух свой перед этим надменным поучением, то никогда не вывел бы он избранный народ из дома рабства и не последовал бы днём за столбом облачным. Никогда не говорил бы он с Предвечным средь молний на вершине Синая и не сошёл бы с неё, сияя отсветами боговдохновения на лице, неся в руках скрижали закона, выбитые на языке изгоев». Этот фрагмент в фильм не вошёл, но на экране развёрнуто отражённая писателем ксенофобия значительной части дублинцев к своему порочному по «пятой графе» земляку. Презрение к нему заложено в многовековых стереотипах по которым он происходит из алчного этноса, постоянно стремящегося нажиться за счёт обмана окружающих. («Обери ближнего своего – вот их заповедь»). Таков же круг замшелых предрассудков британца Дизи на протяжении нескольких минут «выстреливающего» целый блок юдофобских изречений. «Не хочу, чтобы моя страна оказалась в руках евреев». «Англия уже в когтях евреев. Торгаши трудятся ради её уничтожения (…) Но, торгаш это тот¸ кто дёшево берёт и дорого продаёт – безразлично еврей он, или нет. Не так ли?» «Ирландия может гордиться тем, что здесь никогда не преследовали евреев. А почему? Потому, что их сюда никогда не пускали». Леопольда награждают оскорбительными прозвищами и в тексте романа (Ицка Мойше Блум) и в фильме (странствующий жид). Взбешённый ярко выраженной враждебностью посетителей паба, главный персонаж заявляет: «Я – ирландец! А ещё, я принадлежу к нации, которую ненавидят и преследуют». За таким открытым признанием наметилась потасовка и Леопольду пришлось уносить ноги. Но даже убегая он кричал преследователям «Трижды ура Израилю (в данном случае этносу). Мендельсон был еврей, и Карл Маркс. Меркаданте и Спиноза. Спаситель был еврей…». Именно это состояние частичной ассимиляции где гордость за свой народ перемежается вольным или невольным приспособлением к иному образу жизни может быть воспринято интересующимся нашей темой зрителем. В своё время фильм удостоен нескольких призов, в том числе «Оскара» за лучший адаптированный сценарий. Сейчас кинокартина в целом художественно устарела, но в интернете можно найти копию с русским одноголосным переводом. Существует и более поздняя экранизация романа (см в каталоге «Блум»)

Улисс (Великобритания, 1967) Режиссёр Й. Стрик: 2 комментария

  1. Об истории создания романа был снят художественный фильм “Нора” с Эваном МакГрегором и Сьюзан Линч в главных ролях. Саму же книгу, действительно пытались экранизировать дважды, хотя многие режиссеры признавали тот факт, что произведение в силу особенности повествования практически невозможно экранизировать. Первым кинорежиссером, которого заинтересовала возможность постановки романа, стал бесстрашный экспериментатор Сергей Эйзенштейн. Он специально встречался с Джойсом в Париже для консультации, но ему так и не удалось воплотить свою мечту. Джозеф Стрик, о работе которого идёт речь выше снял первую экранизацию “Улисса” по сценарию Фреда Хайнса. Фильм был номинирован на премию “Оскар” за лучший адаптированный сценарий. Время действия романа, 16 июня 1904 года в Ирландии ныне отмечается, как национальный праздник Блумсдэй. 18 эпизодов романа определяются движением времени суток с 8 часов утра до полуночи. Каждый эпизод первоначально был соотнесен с определенной песней “Одиссеи” Гомера, по которым они и получили свои названия: Телемах, Нестор, Сирены, Циклоп, Калипсо, Сцилла и Харибда и так далее. Впоследствии Джойс от этих заглавий отказался. Весь день Лео Блум проводит в издательстве, на улицах и в кафе Дублина, на похоронах своего знакомого, на берегу залива, в родильном доме, в притоне, на кладбище и, наконец, в собственном доме.

  2. Cын Стрика Дэвид вспоминал слова отца о неприятии ленты в Каннах: «Когда я пошел в кинозал, чтобы выразить протест, комитет уже ждал. Меня силой вытолкнули вон, столкнули с лестницы и сломали ногу. Затем я забрал фильм из Канн». Позднее критики включили этот фильм в список десяти лучших фильмов 1967 года, объявив его «Точным и блестящим экранным переводом классического романа Джойса, сделанным со вкусом, воображением и кинематографическим мастерством».

Ответить на mfc-oficialnyj-sajt.ru Отмена ответа

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>