Вся жизнь впереди (Франция, 1977; Италия, 2020) Режиссёры М. Мизрахи, Э. Понти

Длительность 99 и 94 минуты

Экранизация книги Ромена Гари (1914 – 1980), переведённой и на русский язык. Ранняя версия немного ближе к оригиналу. Середина 1970-х. Пожилая еврейка Роза (Симона Синьоре), когда-то в молодости девица по вызову, жила в Париже, в большом, разноязыком доме. Она зарабатывала себе на жизнь тем, что открыла приют для детей проституток. Блудные мамаши то появлялись, то исчезали, давали (или не давали) деньги на пропитание чад, но выживать многочисленному «семейству» становилось всё сложнее. В годы войны женщина была в Освенциме, поэтому в 66 у неё проявились многочисленные недуги. Больное сердце всё сильнее затрудняло ей подъём на свой шестой этаж. Периодически разум старухи замутнялся и она вновь видела себя во время Холокоста, ожидающей отправки в концлагерь. Её добрый знакомый врач доктор Кац считал состояние женщины опасным. Да и сама Роза догадываясь о своём положении раздала детей в семьи, где их могли прокормить. Последними и единственными её помощниками остались еврейский мальчик Моше и арабский сирота Мохаммед (Момо) о родителях которого ничего не было известно. Читать далее

Обещание на рассвете (Франция, 1970; Франция-Бельгия, 2018) Режиссёры Ж. Дассен, Э. Барбье

Длительность 97 и 130 минут

Обещание1Две экранизации одноимённого автобиографического романа Ромена Гари (1914 -1980) ставшего удивительной и симпатичной вариацией на тему «идише мамы». (Есть русский перевод книги). Его главная героиня – еврейка из России Нина Касев (Кацев) в юности была маленькой актрисочкой кино и театра, но её карьера не состоялась. Всю свою нерастраченную творческую энергию, любовь и нежность она перенесла на единственного сына Романа (Ромена), которого в мечтах видела французским (!?) писателем и дипломатом. Этой цели были подчинены её перемещения по европейскому континенту: из революционного Петрограда в литовский Вильнюс, оттуда в Варшаву и, далее, в Ниццу. Везде эмигрантке без денег и связей приходилось сражаться за жизнь, преодолевая нищету. В Польше она открыла салон модных шляпок, где продавала самодел под видом французских брендов. На Лазурном берегу возвысилась от продавщицы киоска до администратора гостиницы. Заработанные средства Нина постоянно вкладывала в образование любимого чада, поддерживая его литературные опыты. К концу 1930-х усилия мамы и прилежность сына стали приносить первые плоды. Однако здоровье женщины стало сдавать: у неё обнаружили диабет. А тут началась война. Читать далее