Сын другой женщины (Франция-Израиль, 2012) Режиссёр Л. Леви

Длительность 105 минут

СынД1Психологическая драма выстроена на основе многократно обыгранной в культуре разных народов ситуации подмены младенцев, но её действие перенесено на современный Ближний Восток. Итак, во время Войны в Персидском заливе (1991), когда Ирак обстреливал Израиль ракетами в хайфском роддоме медсестра перепутала двух новорожденных. В результате еврейский мальчик Йосеф попал в арабскую семью, а маленький палестинец Ясин вырос как израильтянин. (Соответственно в дальнейшем читатель должен учитывать кто есть кто в тексте отклика). Таким образом главными героями стали дети выросшие в обществах разделённым не столько стеной и блокпостами, сколько длительной враждебностью, а атмосфера арабо-израильского конфликта обрисована предельно конкретно на уровне двух семей. Ситуация прояснилась только через 18 лет, когда юный лже-Йосеф Зильберг (Жюль Ситрук) проходил проверку перед зачислением в элитную часть ЦаХаЛа. К этому моменту лже-Ясин Аль-Безааз (Мехди Дехби) вернулся из Франции где с блеском защитил диплом бакалавра в парижском лицее и собирался учиться на врача.

Неожиданное открытие стало обеих семей тяжёлым испытанием и разрушило планы на дальнейшую жизнь каждого из них. Йосефа, как араба, не взяли в израильскую армию. Во-вторых, по религиозному закону он не являлся иудеем и, несмотря на прекрасную учёбу в ешиве (религиозном училище) должен был проходить гиюр (приобщение к иудаизму). С другой стороны, родители Ясина просто испугались общего палестинского презрения, которое обрушилось бы на них, узнай окружающие о том, как они воспитывали еврея.СынД3Далее создатели фильма стали «выстраивать» систему развития отношений между двумя семьями. По фильму, первые шаги навстречу сделали матери Орит (Эммануэль Дево) и Лейла (Арин Омари), лучше отцов понявшие сложность положения друг друга и своих чад и потому проявившие сочувствие. Достаточно быстро нашли общий язык и дети. Лже-Ясин стал ездить в гости к названному брату на территорию Израиля, где нашёл приработок, позволяющий существенно помочь своим небогатым родителям. Со своей стороны, лже-Йосеф с риском, не зная языка приехал в гости к биологическим родителям и покорил их сердце исполнением арабской песни. Гораздо сложнее оказалась ситуация с отцами. Они также любят детей. Но Алон (Паскаль Эльбе) – полковник израильской армии и убеждённый сионист, а Саид Аль Безааз (Халиф Натур) человек безоговорочно поддерживающий борьбу палестинцев за освобождение. Особенно показательна позиция старшего сына Саида – Билала (Махмуд Шалаби), явно находившегося под воздействием радикальных мусульманских идеологов. Узнав, что Ясин по происхождению еврей, он возненавидел его всей душой, хотя ни разу не был в Израиле и судил о его населении только по распространяемым экстремистами пропагандистским штампам. Съёмочная группа предлагает зрителю алгоритм по которому знакомство Зильбергов и Аль Беззаазов и их узнавание друг друга способно стать моделью взаимопонимания между двумя народами. Ибо и израильтяне и палестинцы –потомки одного прародителя – не случайно с экрана звучат слова о двух сыновьях Авраама : Исааке и Ишмаэле от которых произошли евреи и арабы.СынД4Пожалуй, самое интересное в фильме показ атмосферы взаимного недоверия препятствующей развитию диалога. Существует разделительная стена и КПП с их пристальными не всегда дружелюбными досмотрами, которые приходиться проходить при поездках из-за зелёной черты на территории и обратно. А как сложно проходит первый визит палестинцев в еврейскую семью: достаточноСынД6 малейшего предлога и мужчины уже готовы выплеснуть в лицо друг другу взаимные обвинения и обиды копившиеся десятилетиями. Эмоциональное напряжение буквально изливается на нас с экрана. Однако, у персонажей ленты есть желание узнать друг о друге побольше. Недаром, когда Билал, судя по всему не видевший реальных израильтян, начинает приезжать в Тель-Авив, его, с одной стороны, возмущают несовместимые с исламом черты жизни («сплошная срамота продаётся»). Но вместе с тем он видит не чудовищ, не выродков, а таких же, как он обычных людей не ощущает неприязни окружающих и существующие в его сознании стереотипы тотального врага-еврея начинают разрушаться. И вот уже из его уст зритель слышит реплику ранее для этого палестинца просто невозможную. «Ты знаешь, в конце-концов все задают себе одни и те же вопросы. Кто мы и куда мы идём»? Это признание общности интересов обещает если не сотрудничество, то диалог. К аналогичному выводу подталивает сцена, где Алон подаёт жмёт руку Билалу, привезшему к КПП Йозефа и говорит ему по арабски «шукран» (спасибо), а тот отвечает ему на иврите «бевакаша» (пожалуйста).СынД5В этих условиях авторы считают чуть ли не главным врагом взаимопонимания общественное мнение, которое по их мнению хранит и тиражирует и у арабов и у евреев образ врага и диктует чуждые миру правила поведения. Не случайно на территориях Саид и Лейла выдают Йосефа за племянника из Парижа, а Алон сталкивается с откровенной неприязнью чиновницы ведающей выдачей разрешений палестинцам на посещение Израиля: «ну как же, у вас ведь теперь там семья». Понимая, что найти ответ на все вопросы не удастся, авторы фильма предлагают нам упрощённый вариант разрешения дилеммы. Раненного бандитом на ночном пляже Йосефа, назвавшего себя Ясином, привозят в израильскую клинику. На больничной койке он задаёт вопрос: «Интересно, если бы я умер, меня бы похоронили как еврея или как араба»? На это Билал возражает: «Что ты несёшь, балбес. Слава Б-гу, ты живой». А на реплику Ясина «я пригласил твоих родителей», Йосеф отвечает «каких именно»? И все трое: еврей и два араба берутся за руки, символизируя искреннюю симпатию и дружбу.СынД2Один из рецензентов так обобщил идеи фильма: «В итоге обе семьи, и еврейская, и арабская, вынуждены пересмотреть взгляды на жизнь и по-новому оценить бытующие национальные предрассудки. Люди, преодолевая стародавний страх, подозрительность и предубеждения, протягивают друг другу руки. Фильм о том, что любой конфликт может быть разрешён, когда мы начинаем смотреть на своих врагов другими глазами – глазами любви и понимания». Подобный вывод совершенно в русле французских фильмов об арабо-еврейских отношениях сводиящихся к слогану кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно». Если бы всё было так просто!

Любопытная деталь: создатели ленты, по преимуществу французы, связывают героев фильма со своей родиной. Так Орит Зильберг «ехудия ми царфат». Оттуда же совершили алию родители Алона. Ясин (как отмечено выше) учился в Париже и немного обучил французскому Лейлу. Поэтому в диалогах полный интернационал: французский и английский перемежаются там с ивритом и арабским. На экране  убедительно воссоздана атмосфера тревоги, ожидания и поисков контакта, что производит впечатление при просмотре. Этот трогательный, эмоциональный и в то же время интеллектуальный фильм, получил гран-при Токийского кинофестиваля (2012), а также отмечен на нескольких других киносмотрах. Для зрителей интересующихся отражением ближневосточного конфликта в кино и просто для любителей хорошего кино.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>