А зори здесь тихие (СССР, 1972; Россия, 2015) Режиссёры С. Ростоцкий, Р. Давлетьяров

Длительность 157 минут и 151 минута

kinopoisk.ruДве экранизации одноимённой повести Б. Васильева (1924 – 2013). 1942 год, Карелия. Женский взвод зенитчиц обнаруживает немецких диверсантов, проникших в тыл расположения частей Советской армии. Дабы задержать врага командир объекта старшина Федот Васков с пятью девушками выходит на перехват, но обнаруживает, что им придётся иметь дело с группой из 16-ти до зубов вооруженных солдат противника. Ценой своих жизней отряд останавливает их. Впечатляющая проза быстро привлекла внимание кинематографистов. Уже в версии 1972 года писатель и режиссёр смогли убедительно подчеркнуть бесчеловечную сущность войны, показав её через участие в ней женщин. Но здесь имеется очень интересный аспект. В составе отряда бойцов оказалась бывшая московская студентка Соня Гурвич (Ирина Долганова) – еврейка, национальность которой  по неписанным требованиям советской идеологии на экране не подчёркивалась. В условиях тогдашней цензуры писатель и авторы фильма совершили важный шаг – включив её в группу девушек-героинь. Тем самым, был подчёркнут  факт полноправного участия всего еврейского народа в великой войне, что антисемитами разных мастей до сих пор отрицается или ставится под сомнение. 

Популярность повести и старой киноленты не помешали созданию новой экранизации произведения к 70-летию Победы. При этом продюсер даже горделиво заявил, что это не римейк знаменитого фильма, а самостоятельное прочтение литературного текста. Оставим в стороне споры о большей или меньшей близости к тексту и передаче духа прозы талантливого писателя. Отметим только, что в версии 2015 гораздо чаще звучит закадровый голос от автора и более развёрнуто, хотя и в виде короткихАзори15 вставных сюжетов, показано довоенное бытие всех пятерых главных героинь, в том числе и Сони Гурвич (Агния Кузнецова, см фото справа). В отличие от первого варианта в диалогах новой ленты чётко указана “пятая графа” девушки. Несколькими кадрами обрисован довоенный Минск – её родина. Скупо, но достаточно определённо, отмечена история первой несостоявшейся любви – избранник девушки погиб в народном ополчении под Вязьмой. О гибели отца и сестры Сони – жертв Холокоста, поведал закадровый голос от автора. И лишь смерть матери, застреленной охранником лагеря Малый Тростинец отразилась на экране. В целом, новая версия повести сделана уверенной профессиональной рукой, но ей не хватает некого внутреннего напряжения, которое, несмотря на изрядную дозу советской политизации, пробивалось у Сергея Ростоцкого. Возможно эта аура – отражение его личного фронтового опыта. По моему, отсюда же более яркие и запоминающиеся актёрские работы в ранней версии. С моей точки зрения, во втором варианте ничего нового в отображении еврейской темы нет, поэтому он представляет собой лишь любопытный материал для понимания использования еврейской темы в постсоветском кино.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>