Варавва (Швеция, 1953; США-Италия, 1961, 2012) Режиссёры А. Шеберг, Р. Флейшер, Р. Янг

Длительность 203, 137 и 187 минут
%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%b2%d0%b01Малозначительный факт еврейской истории, к тому же преломлённый преданием, стал широко известен через его освещение в евангельских текстах. Показывает существовавшую в Иерусалиме 1-го века традицию по которой один из преступников приговорённых к смерти на святой праздник Песах мог быть помилован народом. В год, когда среди осуждённых оказался Иешуа Га-Ноцри, одновременно с ним должны были казнить трёх злодеев. Прокуратор Понтий Пилат, якобы предложил отпустить Иешуа, но толпа, подстрекаемая жрецами Храма, потребовала милосердия для разбойника Вараввы (Бар-Раввана). Бандит с большой дороги оказался для равинов официального иудаизма опаснее мирного проповедника-сектанта. Спустя почти два тысячелетия этот штрих привлёк внимание Нобелевского лауреата Пера Лагерквиста (1891 – 1974), использовавшего сюжет в широко известном романе.

Действие начинается в день суда и казни. Варавва – сирота, человек от природы не кровожадный, даже способный на сострадание, но с детства озлобившийся от постоянной жестокости окружающих. Нищета побудила его добывать средства к существованию грабежами. Поражённый своим чудесным спасением, главный персонаж несколько последующих десятилетий, вплоть до смерти, пытался найти в нём высший промысел. Именно поэтому его тянуло к христианам везде, куда его закидывала судьба, будь то рудники Кипра или императорский Рим. Однако Варавва не смог принять на веру произошедшее с их учителем чудо воскресения и пропагандируемые ими жертвенность и всепрощение. В облике одинокого маргинала писатель, похоже, хотел вывести современного ему европейского интеллигента, который желал бы обрести веру, но не мог преодолеть доводы рассудка.%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%b2%d0%b02Возможно именно поэтому роман оказался популярен и его киноверсия сделанная Альфом Шебергом появилась уже через три года после выхода книги. Этот чёрно-белый фильм ныне откровенно архаичен. Несмотря на включённые в зрительный ряд израильские пейзажи еврейского в нем очень мало. Варрава (Ульф Пальме) более напоминает скандинавского викинга, чем ближневосточного разбойника – семита. Но при всём том лента, пусть и частично, но передаёт ауру литературного текста, подчеркивая её общечеловеческое звучание. Резкие световые контрасты хорошо подчёркивают атмосферу «дна», где нашли себе место бедняки, обездоленные настолько, что потеряли право даже на собственные имена. Близка к литературному прообразу «Заячья губа» (Инге Верн), травмированная с детства своим физическим недостатком. Бедность и уродство перечёркнули её надежды на женское счастье. В своё время разбойник взял её не из любви, а из жалости и она даже родила от него ребёнка. Но после того, как мужчина ушёл и оставил её в отчаянии единственным способом поверить в несбыточное счастья стала для неё возможность идти за новым Учителем и умереть, свидетельствуя о нём. Правда именно здесь сценарий сделал поворот в сторону коммерческого кино. В отличие от романа Варавва выходил несчастную после побития её камнями, затем поселился с ней в иудейской глубинке. «Заячья губа» умерла родами и главный персонаж похоронил её рядом с маленьким сыном. Далее, в соответствии с книгой, последовали страдания главного персонажа, как в рудниках, так и в столице империи, где его жестокость сыграла с ним злую шутку. Устремившись поджигать дома, он, позволил римским властям выставить его пособником христиан, массово и ложно обвинённых в разрушении города… Талант и темперамент режиссёра сообщили некоторым фрагментам экранизации значительную энергетику, воспринимаемую и поныне.%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%b2%d0%b03Следующая по времени версия Ричарда Флейшера, почему-то называемая в русских сайтах «Разбойник Варавва» во всех смыслах менее интересна. Да, в ней сохранились основные события книги Лагерквиста, но они как бы размазаны по зрелищному полотну, откровенно ориентированному на прославление Христа. При этом связанные с его мучениями эпизоды (крестный путь) и знамения (в особенности солнечное затмение во время распятия) старательно подчёркиваются, создавая определённый религиозный настрой. Совершенно исчезла доходящая до натурализма некрасивость образов обусловленная романом. Все, даже эпизодические персонажи напоминают фигуры с полотен итальянских живописцев прошлого. Некрасиво – обаятелен Варавва (Энтони Куин). Неведомо куда исчезла «Заячья губа», на её месте появилась убеждённая христианка, красавица Сара (Кэти Джурадо). Именно она побудила главного героя задуматься о смысле страданий Иешуа. Попытка отомстить за её смерть привела к повторному аресту и высылке Вараввы за пределы страны. В эпизодах первой трети ленты исторический фон Иудеи, подобно шведскому варианту, воспроизведён в самых общих чертах и не имеет большого значения для характеристики основных конфликтов произведения. Вдобавок сделано всё чинно, благопристойно и… скучно.%d0%b2%d0%b0%d1%80%d0%b0%d0%b2%d0%b2%d0%b04Любопытный для нас подход предлагает телевариант 2012 года. Прежде всего, его режиссёр Роджер Янг не новичок в библейской тематике. Ранее он уже снял ленты «Соломон и Шеба» (1995), «Иосиф» (1995), «Моисей» (1996), «Соломон» (1997) – их характеристику можно найти в данном каталоге. Новшества начались с самого начала. Если в книге действие начинается в день казни Христа, то в телефильме досочинены события аж за три предшествующие года. Здесь фантазия создателей ленты нарисовала занятную картину тогдашнего состояния Иудеи в которой мы отметим только важнейшие детали. В соответствии с ними:
–  разбойник Варавва (Билли Зейн) и проповедник Иешуа (Марко Фосчи) неоднократно пересекались. При этом главный персонаж имел возможность слышать не только проповеди новоявленного религиозного авторитета, но и видеть совершённые им чудеса. Они подействовали не столько на него, сколько на его прелестную подружку Эсфирь (Кристина Капотонди), ставшую ревностной христианкой;
–  Варавва жил грабежом караванов, но однажды его «таланты» понадобились зелотам. Им нужны были деньги на борьбу с римлянами и их не очень волновало с чьей помощью они добудут нужную им наличность. По сюжету разбойник подружился с лидером патриотов и тот перед смертью предрёк сообщнику неординарную судьбу. Таким образом, описанный Лагерквистом рыцарь большой дороги превратился на экране в защитника евреев от гнёта римлян;
–  незадолго до казни Христа Варавва с подачи Иуды Искариота обратился к Иешуа с необычным предложением. «Если ты мессия, то возглавь наше движение и мы мечом добудем независимость Иудеи». На это он получил троекратный ответ «Моё царство не от мира сего». Эта позиция ненасилия и терпения близка воззрениям упоминаемых в фильме ессеев.
Спасённый в дальнейшем народным волеизъявлением Варавва подвергся дальнейшим репрессиям со стороны римлян не столько как уголовник, сколько как политический противник, коего необходимо убрать из страны. Все его последующие злоключения описаны так же вольно по отношению к первоисточнику, как и перечисленные выше детали. В целом, все три экранизации – материал для понимания использования еврейской темы в мировом искусстве.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>