Дэниэл Деронда (США-Великобритания, 2002) Режиссёр Т. Хупер

Длительность 210 минут (3 серии 90, 56 и 54 минуты)

Последнее творение Мэри Энн Эванс (1819 – 1880), прославившейся под мужским псевдонимом Джордж Элиот, и названное «Даниэль Деронда» оказалось чуть ли не самой своеобразной книгой в английской литературе 19-го века. В ней есть все признаки, добротного английского романа, но сверх этого, совершенно неожиданно, даже для современного читателя, имеется развитая еврейская сюжетная линия, сделанная таким образом, что известный исследователь Рут Вайс назвала её «классикой сионизма».

Для начала расстановка английских персонажей. Лорд Хьюго Маллинджер имеет двух сыновей: родного, нелюбимого Генри Доринкорта (на кадре внизу он слева) и приемного, красивого, обаятельного Дэниэла Деронда (Хью Дэнси). Самолюбивая красавица ГвендоленХарлет (Ромола Гарай) презирает мужчин и не стремится к браку, но разорение семьи и уговоры родных вынуждают её выйти замуж за грубого собственника Доринкорта. Тот стремится подчинить себе независимую женщину теми  же средствами, какими он укрощает породистую лошадь. Единственный мужчина, к которому она испытывает по-настоящему нежные чувства – выражающий её сочувствие, отзывчивый и понимающий Деронда.

А далее, будьте внимательны, начинаются интересные вещи. Во время одной из прогулок на лодке по реке главный герой видит девушку, которая бросилась в реку. Он вытаскивает из воды несчастную и выясняет, что перед ним молодая еврейка Мира Лапидот (Джоди Мэй). Спаситель поселил её в семье приёмного отца, отнёсшейся к неожиданной пришелице с нежностью и теплотой, невзирая на её иудейское происхождение. Быстро выяснилось, что Мира сирота. Отец отобрал её у матери и вывез на континент, когда девочка была маленькой. Там он учил её пению, надеясь сделать на таланте дочери большие деньги, однако, разочаровавшись в медленных успехах, бросил. Мира вернулась в Лондон, но отчаявшись найти родных, решила свести счёты с жизнью. Семья Маллинджеров послушав девушку, пришла в восторг от её приятного голоса и чуткого исполнения. Высокую оценку музыкальным талантам Миры дал также известный пианист и педагог Крейцнер (кстати, тоже еврей, да ещё любимый христианкой). Учитывая характер вокальных данных неопытной исполнительницы, он предсказал начинающей певице успех не в опере, а именно в аристократических салонах. Тем временем, Даниэль Деронда вёл в еврейских кварталах Лондона поиски родных Миры по названной ею фамилии Коэн. Он ходил по улицам, заглядывал магазины, даже посетил в синагогу, и в один прекрасный день ему повезло – он нашёл брата Миры – Мордехая (Даниэль Эванс). А тот, поглядев на симпатичного юношу, сразу сообщил ему, что они соплеменники, хотя Деронда в это, естественно,  не поверил. Знакомство с умным еврейским юношей, беседы, посещение националистически мыслящего кружка сторонников возрождения еврейской государственности на исторической родине: всё побудило Даниэля изменить своё отношение к изгнанному, рассеянному, но гордому и жизнеспособному народу, продолжающему жить по своим законам. В дальнейшем при встрече Деронды с матерью – крещённой еврейкой, княгиней Леонорой Хальм-Эберштейн – она же певица Мария Альхаризи (Барбара Херши), юноша понял неосознанные ранее причины своей приверженности к еврейским истории и традиции. Он узнал, что талантливая женщина оторвалась от среды своего народа настолько, что отдала сына, который мешал её карьере, безумно влюблённому в оперную диву Хьюго Маллинджеру. Открытие своего происхождения завершило для Даниэля процесс приобретения новых эмоциональных и интеллектуальных ориентиров. Он вернулся к своим корням, предпочёл Миру Лапидот красавице Гвендолен и решил посвятить себя борьбе за улучшение жизни еврейского народа.

Неожиданный итог, особенно, когда мы попробуем представить себе эпоху выхода «Даниэля Деронды» в свет. На дворе 1876 год. Еще не появился в Германии термин «антисемитизм» (1879), но многие британцы разных сословий относятся к евреям недоброжелательно (кстати, книга этого и не скрывает). Ещё не прокатилась в России первая большая волна пореформенных погромов (1881) и не возникла, как ответ на него организация «Ховевей Цион» (1884). Почти два десятилетия до дела Дрейфуса и двадцать с хвостиком лет до  Первого сионистского конгресса. Всё впереди и расплывчато, а чистокровная англичанка признает право еврейского народа не только на особый образ жизни, но на своё государство. Конечно, её точка зрения взгляд со стороны, но это провозвестие многих будущих событий в процессе развития еврейского самосознания. Недаром упомянутая выше Рэчел Вайс назвала роман «беллетристическим эквивалентом Декларации Бальфура». Он живет и экранизация книги, сделанная режиссёром Тоби Хупером привлекает добросовестностью режиссуры, хорошей игрой актёров и способствует верному знакомству с незаурядным литературным произведением. Фильм интересен как материал для понимания отражения еврейской темы в мировой культуре.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>